РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

СЕРГЕЙ ГРАЧЕВ, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

– Сергей Иванович, кроме руководства областным парламентом, Вы возглавляете совет директоров ОАО «ПО «Стрела» и правление Оренбургского областного союза промышленников и предпринимателей (работодателей). То есть Вы являетесь не только политиком, но и экспертом. Поэтому начнем с главного. После выступлений федеральных министров и заседания областного правительства стало ясно, что 2014 год будет достаточно сложным. Оптимисты говорят о стабильности экономики, а пессимисты все чаще употребляют слово «стагнация». Так что нас все-таки ждет – стабильность или стагнация? Как Вы оцениваете состояние региональной экономики в общем и состояние промышленности в частности?

– Состояние региональной экономики нельзя рассматривать вне контекста мировой и общероссийской. Все факторы, тенденции, определяющие нынешнее состояние этих экономик, в той или иной мере влияют и на региональную. Стабильность и стагнация – определения достаточно пограничные. По совокупности всех показателей можно говорить о стабильном состоянии экономики Оренбуржья, хотя элементы стагнации присутствуют. Ведь что такое стагнация? Это когда экономические показатели, например такой, как индекс производства, на протяжении ряда лет остается на уровне 100 % или меньше. Но и здесь не все однозначно. Ведь этот показатель не всегда отражает реальную ситуацию. Потому что методика подсчета Росстата основывается на предыдущих годах, когда выпускались определенные виды продукции. Но если в течение года меняется номенклатура выпускаемой продукции, то некоторые виды товаров уже не попадают в учитываемый объем. На бумаге – реальное снижение индекса, в реальности – выпуск другой группы товаров. Есть и другие показатели эффективности экономики. Например, объем грузоперевозок, который в цифрах по региону снизился примерно на 4 %, точно так же, как и по России. Но и здесь не все прямолинейно, потому что статистика не учитывает значительную часть транспортной составляющей – грузовой транспорт, находящийся в частной собственности. С другим показателем – потреблением электроэнергии на единицу продукции та же история. Программы энергоэффективности, энергосбережения фактически заставили предприятия, не снижая объемов производства, экономить электроэнергию. Эти нюансы необходимо учитывать при общем, структурном анализе состояния экономики. Сейчас, на мой взгляд, наиболее объективный показатель, по которому можно судить о том, что в целом происходит в экономике - это объем реализации товаров. И если посмотреть статистические данные, то в Оренбургской области он растет, и сейчас он выше, чем в прошлом году.

Напряжение в экономике, и, как следствие, сложности с бюджетом области периодически возникают. Но они зависят, скорее, от местных факторов, чем от общей тенденции. Например, в первом полугодии 2013 года произошла смена собственника в нефтяной компании - основном налогоплательщике в региональную казну. В Оренбуржье на смену ТНК-ВР пришла «Роснефть». Были определенные опасения по выполнению всех предыдущих обязательств, соглашений, тем более что 6 миллиардов рублей по первому полугодию областной бюджет недополучил. Но встреча губернатора Юрия Берга с главой «Роснефти» Игорем Сечиным все расставила на свои места. Все обязательства нефтяники сохранили, и, я думаю, ситуация выправится уже до конца года.

Ну, и другой фактор, накладывающий свой отпечаток на экономику региона: четвертый год подряд сельское хозяйство страдает от негативных природных и климатических явлений. Для компенсации убытков сельхозтоваропроизводителям область вынуждена была обратиться к заимствованиям из федерального бюджета. Хотя по экономическим показателям, если оставить в стороне кредиты и дотации, то АПК в целом прибыльная отрасль. У нас 70 % сельхозпредприятий рентабельные.

Ну и еще один момент нельзя сбрасывать со счетов: мы остаемся регионом донором. У нас, к сожалению, не уменьшается доля отчислений в федеральный бюджет, несмотря на обещание федеральной власти внести соответствующие изменения в Налоговый кодекс. В 2013 году они не внесены, в 2014 году кое-какие изменения предполагаются, но в основном они коснутся консолидированного бюджета. Градус межбюджетных отношений уже зашкаливает. Порядка 30 миллиардов рублей из областного бюджета направляется в качестве дотаций, субвенций в бюджеты муниципальных образований. При этом областные обязательства из года в год растут. Системы образования, здравоохранения, социальная сфера сегодня финансируются из областного бюджета. Это колоссальная нагрузка, близкая к предельно допустимому порогу. С учетом всех обстоятельств, в бюджете на следующий год установлено три приоритета: во-первых, безусловно, все социальные выплаты, которые положены, будут сделаны; во-вторых, финансовая обеспеченность муниципальных образований будет не хуже, чем в этом году; в-третьих, сделаем все возможное, чтобы дорожный фонд сохранился и функционировал. Нормальное состояние дорог, учитывая масштаб территории нашей области, – это не прихоть.

– С экономикой все понятно, бюджетные приоритеты ясны. А каково, на Ваш взгляд, состояние промышленности, точнее, обрабатывающих отраслей?

– Проблемы в обрабатывающих отраслях, конечно, есть. С присоединением к ВТО, мы опять столкнулись с проблемой, которая была до 98-го года, когда импорт спокойно мог замещать нашу продукцию, а с учетом качества и себестоимости получалось, что самим эту продукцию делать невыгодно. Ну, невозможно было дешевле сделать, оборудования не было, современных технологий, поэтому и качество не соответствовало. По определению, продукция наших предприятий не могла быть конкурентоспособной. Вот и сегодня, когда границы для продукции зарубежного производства открыли и многие заградительные пошлины сняты, промышленность оказалась в таком же положении. Но здесь надо понимать, что если не будет модернизации, то эта проблема сама не рассосется. Предпосылки для ее решения есть. Сегодня все технологии можно перенять, любые станки купить. Правда возникает «маленький» вопрос, где взять на это деньги и где найти людей, которые могли бы на них работать. И, пожалуй, главный вопрос – какую продукцию выпускать? Отсюда вытекает и главная задача, которую нужно решить промышленникам – модернизировать производство под ту продукцию, которая будет востребована, с которой можно выйти на рынок, где она будет конкурентоспособна. Для этого нужна работа конструкторов, работа маркетологов уже на глобальном рынке в поисках ниш, в которых можно закрепиться. А эти ниши есть, их надо только находить. Понятно, что есть универсальные технологии, которые всегда будут дороже, чем специальные . Нельзя делать шпильки на токарном станке, если есть станки-автоматы.

Поэтому мы видим сегодня, что обрабатывающая промышленность несколько «подсела»: то, что можно было сделать на старых площадях и мощностях, уже сделано, ресурс выработан. Конечно, по сравнению с 2000 годом ушли далеко вперед. Объемы, если посмотреть даже не в деньгах, а в штуках, намного выше. Но простое наращивание мощностей уже не дает должного результата. Вывод: модернизация, видение перспектив, работа на рынок, на его освоение – вот главные рецепты развития нашей промышленности.

– Как в таком случае строятся взаимоотношения власти и промышленности?

– Здесь надо понимать, что 90% промышленных предприятий – частные. Прямое воздействие на них со стороны государства, со стороны региональной власти невозможно. Ни с точки зрения бюджетного кодекса, ни с точки зрения права. Речь должна идти о сотрудничестве, в том числе в рамках государственно-частного партнерства. К сожалению, это не всегда понимают собственники и структуры, задействованные в процессе работы предприятия. Например, трудно понять отношение Внешэкономбанка к производственному комплексу на базе Орского механического завода, куда банк вложил большие деньги. Испортились отношения между собственниками. В результате – одно, второе банкротство. Сегодня уже можно выпускать продукцию, но нет оборотных средств. У завода компрессоров прекрасные перспективы. В России нет ни одного предприятия, выпускающего компрессоры, и рынок сбыта заводу обеспечен на 5-10 лет. То же самое с выпуском газовых плит. Все производственные площадки на ОМЗ готовы. Как ВЭБ допустил этот кризис – непонятно. А ведь деньги ВЭБа, по сути, государственные. Движение там сегодня пошло, во многом благодаря вмешательству региональной власти. То же самое можно сказать про вагонный завод. Опять конфликт между собственниками, и завод чуть не стал банкротом. Хорошо, появились другие собственники.

Вот в таких ситуациях и должна подключаться власть. Потому что речь идет уже не только об урегулировании конфликта интересов, а о защите интересов людей, работников предприятий. К сожалению, не всегда такое вмешательство помогает.

Мы сейчас говорили о вмешательстве власти в бизнес во время кризисных ситуаций. Скальпель иногда необходим, но более правильным, на мой взгляд, является путь стратегического партнерства бизнеса и власти через реализацию инвестиционных проектов, создания комфортного инвестиционного климата на территории региона. Тогда можно реализовывать масштабные, амбициозные проекты, которые придают импульс экономическому развитию. Тот же самый транспортный коридор «Западная Европа – Западный Китай». Это колоссальные инвестиции, и если они сюда придут, ясно, что будут задействованы многие субъекты и направления региональной экономики, что появятся новые рабочие места, развитая инфраструктура. Такие проекты дают хороший синергетический эффект.

Бизнес приходит всегда в те регионы, в которых работают понятные, прозрачные законы. Законодательная база в Оренбуржье для нормальной работы инвесторов создана, в том числе в сфере инвестиционной деятельности и государственно-частного партнерства.

И как результат, – инвесторы, в том числе и зарубежные, уже успешно работают в регионе. Например, компания «Джон Дир» запустила производство. Следующий этап развития – локализация производства, в котором должны участвовать в первую очередь наши предприятия, которые занимаются обработкой. Иностранный инвестор к этому готов, необходимо только, чтобы выпускаемая продукция соответствовала требованиям по качеству. Производственные мощности «Джон Дира» - это ядро, вокруг которого должны концентрироваться производители комплектующих материалов. Причем необязательно это должны быть какие-то крупные фирмы, скорее преференции следует отдавать малым и средним предприятиям в силу их большей мобильности, способности перестраивать производство в соответствии с конъюнктурой рынка. При условии высокого качества продукта со сбытом проблем не будет. Малые предприятия не должны бояться узкоспециализированного производства.

– И в Оренбуржье есть такие примеры?

– Есть. ООО «Бозал-Автофлекс». Номенклатура предприятия – фаркопы и выхлопные системы для автомобилей. Но ассортимент тягово-сцепных устройств – 380 моделей фаркопов для отечественных и иностранных автомобилей. Модели разные, но устройство одно, делается оно качественно, и новоорский завод известен во всей Европе.

– А если говорить о крупных предприятиях?

– Крупные предприятия, наоборот, не должны замыкаться на каком-то одном виде продукции. Перестроиться крупному предприятию сложнее, поэтому надо заботиться о диверсификации внутри уже освоенных производственных потоков. Мы все это проходили, и я могу на примере ПО «Стрела» сказать, что, даже выйдя на стабильный рынок по военно-техническому сотрудничеству, мы не остановились, а целенаправленно шли на то, чтобы диверсифицировать производство. И сегодня «Стрела» производит в разных вариантах продукцию практически для всех авиационных заводов России. Это позволяет предприятию чувствовать себя уверенно.

– И финальный вопрос: как Вы оцениваете общий промышленный потенциал Оренбургской области?

– Как достаточно высокий, в том числе и по обрабатывающим отраслям. И хотя часть экономистов по разным причинам, считает наличие крупного сырьевого сектора каким-то недостатком региональной экономики, я с этим не согласен. Недостаток, это когда за пределы области идет только первичное сырье, добытое у нас. А если из этого сырья у нас же производится продукция, которую мы поставляем в другие регионы, то это уже не недостаток, а преимущество. Показательный пример – предприятие «ОНОС» в г. Орске.

Благодаря инвестициям, а на сегодня они превысили 8 миллиардов рублей, на предприятии была проведена структурная модернизация, увеличились объемы перерабатываемого сырья и, как следствие, объемы готовых нефтепродуктов высокого качества. В обрабатывающей промышленности мы сохранили практически все ведущие предприятия. Если сравнивать в процентном соотношении, то заводов, прекративших свое существование, в Оренбуржье гораздо меньше, чем, например, в Самарской или Нижегородской областях. И в современных экономических условиях наши предприятия готовы к жесткой конкуренции. При условии, если собственники и менеджмент не перестанут думать на перспективу, заниматься модернизацией и диверсификацией производства. О чем я уже говорил, и в чем я убежден.