РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Где тонко, там и…

Кто, как и зачем делает бизнес не на оренбургской паутинке, а на контрафакте, и как с этим бороться.

 

Ну, зачем, это вроде бы понятно. Марка раскрученная, причем и во времени, и в пространстве. История оренбургского пухового платка уходит в далекое прошлое. О нем, как свидетельствует, без преувеличения, самый крупный знаток этого народного промысла, искусствовед, заведующая  галереей Оренбургского пухового платка Оренбургского музея изобразительных искусств, автор книги-альбома «Оренбургский пуховый платок» и многочисленных научных публикаций Ирина Бушухина, упоминания в литературе и искусстве встречаются еще у Чехова, Бунина и других классиков русской литературы. Его носили на плечах не только русские царицы, но и заморские королевишны. Наша тончайшая паутинка запечатлена на старинных фотографиях и в немом кинематографе… Но главными пиар-менеджерами изделия, даже не подозревая об этом, стали композитор Григорий Пономаренко, поэт Виктор Боков и певица Людмила Зыкина. Ну кто после такой песни откажется накинуть на плечи именно оренбургский пуховый платок?

Хотя платки из козьего пуха как таковые – явление по своей природе далеко не уникальное. Их традиционно вяжут женщины в республиках Прибалтики, в Воронежской, Волгоградской, Саратовской, Пензенской областях, в Краснодарском и Ставропольском краях, в кавказских республиках. В Интернете можно встретить предложения приобрести, к примеру, урюпинский пуховый платок…

Ничего плохого не хочу сказать о тамошних мастерицах. Они по-своему талантливы, изобретательны, умелы, по-своему популярны… Но на такую тонкую работу, чтобы платок прошел через кольцо, оказались способны именно наши пуховницы! Дай Бог им здоровья! Беспокоит (и еще как!) другое:  совершенно бессовестное использование раскрученного оренбургского бренда теми, кто к этому настоящему народному художественному промыслу не имеет ни малейшего отношения.

- Беда даже не в том, что подделки продаются на базарах, вокзалах, в поездах. В конце концов, чего там только не продают! Хуже другое, - считает Ирина Владимировна. - Контрафакт нашел свое место в магазинах и  бутиках, позиционирующих себя под маркой «Оренбургский пуховый платок», в том числе в тМоскве и Петербурге.

Да и у нас, на родине платка, отыскать настоящий оренбургский платок человеку непосвященномувесьма проблематично, хотя магазинов с соответствующим названием сейчас немало. Но и там легко можно попасть на контрафакт. Хорошо еще, если это будет хотя и связанное не в традициях нашего народно-художественного промысла, но все-таки пуховое изделие. Чаще покупателям в глаза с витрин назойливо лезут дешевые изделия весьма сомнительного качества, всех цветов и оттенков (исконно оренбургский классический платок имеет только два цвета – белый и серый), изготовленные из синтетической пряжи, имитирующей пух. Вот и расходятся по России, а то и по загранице под оренбургским брендом изделия, прозванные у нас «узбекскими платками».

Связанные «ногой» (термин, запущенный в обращение нашими пуховницами) шали и паутинки буквально заполнили наш оренбургский рынок. По мнению специалистов, доля дешевого «пухового» контрафакта из Средней Азии, выдаваемого за оренбургский бренд, сегодня составляет более 30 процентов.

Это с учетом оригинальной продукции Фабрики Оренбургских пуховых платков, контролирующей большую часть рынка настоящих платков. Если же брать изделия только «ручников», то этот показатель вообще зашкаливает.

Сегодня на этом рынке, по большому счету, лишь несколько крупных игроков: крупнейший – Фабрика Оренбургских пуховых платков (контролирует порядка 70 % рынка легальных изделий), следом идет Комбинат Оренбургских пуховых платков (15 % рынка) и ряд ИП, торгующих легальной продукцией (10 %). Остальные 5 % приходятся на индивидуальных вязальщиц.

Но есть еще коммерсанты-оптовики, а именно они сегодня «рулят» на свободном рынке, полностью переключившиеся на «узбекский платок», который выдается за оренбургский. И понять можно – заработать на контрафакте можно в разы больше. Но это не просто обман покупателя, введение в заблуждение. Идет разрушение самого народно-художественного промысла. Все меньше становится мастериц, готовых вязать на продажу изделия, соответствующие всем канонам знаменитого оренбургского платка. По некоторым подсчетам тех, для кого пуховязание - единственный источник постоянного заработка, всего человек 200 на всю область.

В это трудно поверить, но когда некоторое время назад в Оренбурге была предпринята попытка собрать под одной крышей всех, кто так или иначе связан с этим народным промыслом (цель - попытаться попасть в Книгу рекордов Гиннеса), то стадион не потребовался. Мастерицам, прибывшим на мероприятие вместе с чадами и домочадцами, хватило мест в зале филармонии. Так что рекорд поставить удалось только для российской книги рекордов.

- Боюсь, что и не удастся, - считает один из руководителей Комбината Оренбургских пуховых платков Владимир Малюков. – Поколение пуховязальщиц год от года сокращается, молодежь не идет в профессию, ведь этот кропотливый и творческий труд не сулит достойной зарплаты. Самая опытная вязальщица, даже при использовании бытовой вязальной машинки, за месяц свяжет порядка десяти платков. Перекупщик даст за каждый в среднем по 1000 рублей. Часть денег опять пойдет на готовую пряжу или пух…

Когда-то в советские еще времена у нас на предприятии, расположенном тогда в центре исторической части Оренбурга, трудилось до 4000 человек. Сегодня счет идет на десятки.

Мы обеспечиваем рукодельниц пряжей, берем на реализацию изделия...

Сложно, но нам пока удается сохранять одну из немногих оставшихся ветвей исконно оренбургского народно-художественного промысла, реально противостоять контрафакту.

Вся наша продукция маркирована, имеет собственную упаковку. Мы активно участвуем в выставках, как российских, так и международных, демонстрируя лучшие изделия наших мастериц. И очень важно, чтоправообладатель марки «Оренбургский пуховый платок» – фабрика с одноименным названием не возражает против ее использования комбинатом. Потому что и у нас, и у них цель одна – предложить потребителям настоящий платок, а не контрафакт.

Ирина Бушухина убеждена в том, что Фабрика Оренбургских пуховых платков сегодня готова активно сотрудничать с ручным производством. Именно под ее крышей открыт Оренбургский областной Центр народных художественных промыслов, задача которого объединить всех непосредственных участников процесса пуховязания: фабрику, комбинат, артели пуховязальщиц. Склады для хранения пуха, шерсти, пряжи и готовых изделий, логистические центры по закупке сырья и продаже готовых изделий – это тоже для всех легальных участников народного промысла. С Центра экспертизы, который возглавила как раз Ирина Бушухина, пригласив в него ведущих специалистов Оренбурга, фактически уже начата работа единого центра контроля качества и художественных канонов.

На днях состоялось его очередное заседание. На суд экспертов было представлено более 20 изделий из пуха, претендующих на получение паспорта, подтверждающего их соответствие канонам оренбургского пуховязания. Такой документ с описанием изделия, фамилией его автора и присвоенного ему номера и внесения в анналы снабжен во избежание подделки голограммой, что дает его приобретателю полную уверенность в обладании уникальным изделием, являющимся визитной карточкой Оренбуржья, а его автору -  право назначить за него соответствующую цену. Кстати сказать, покупатель, в том числе и оптовый, совершивший покупку пухового платка, шали, палантина, косынки или другого подобного изделия, тоже вправе обратиться в экспертный совет, чтобы убедиться, что его приобретение действительно достойно называться оренбургским. Кроме всего прочего, «разбор полетов» на экспертном совете - это еще и урок, из которого можно извлечь много полезного на будущее, ведь все замечания к изделию заносятся в протокол.

- Поскольку проблема с оренбургским пухом существует (его все труднее приобрести из-за сокращения козьего поголовья как минимум раз в десять, но это тема для отдельного разговора. – Авт.), - говорит Ирина Владимировна, - то решено на экспертном совете рассматривать платок из разного козьего пуха, связанный вручную, а вот орнаментика должна быть сохранена традиционно оренбургская. Это обязательное условие получения паспорта. Традиции нам надо сохранять на нашей земле. Экспертиза проводится абсолютно бесплатно и преследует единственную цель: поставить барьер на пути беспрепятственного хождения на рынке контрафакта, ведь никтоиз его обладателей не рискнет предстать перед мэтрами со своим товаром. Рассказывают, что владельцы бутиков, расположенных в фойе нового высотного здания, узнав, что одно из помещений займет  Центр экспертизы во главе с Ириной Бушухиной,  быстренько поменяли экспозиции, убрав с глаз долой «узбекский» и прочий контрафакт. И это уже пусть маленькая, но победа!

А ведь поначалу требование правообладателя товарного знака «Оренбургский пуховый платок», каковым является фабрика с одноименным названием, убрать из «фирменных» магазинов  контрафакт, дабы не вводить покупателей в заблуждение, было воспринято в штыки. Даже была попытка затеять вокруг этого скандал, обвинив руководство предприятия в посягательстве на свободу предпринимательства и попытку ликвидировать оренбургский народный художественный промысел как таковой.

- Да, мы являемся правообладателями бренда, и в наших интересах навсегда избавить рынок от контрафакта, - говорит заместитель директора фабрики по правовым вопросам и безопасности Евгений Карамышев. – Но при этом мы ни в коем случае не хотим, чтобы пострадали настоящие ручные платки, несмотря на то, что де-юре у них нет никакого статуса. Мы понимаем, что получить его очень сложно, хотя калитка в этом направлении ни для кого не закрыта. Попробуйте организовать предприятие, показать реальных людей, производство, экономику, бухгалтерию. Нам потребовалось три года, чтобы доказать на всех уровнях – Минпромторгу РФ, Роспатенту и т. д., что мы – единственная в России фабрика, работающая с пухом в рамках народного художественного промысла, имеем право использовать название «Оренбургский пуховый платок», что наш фабричный платок соответствует всем канонам, что он самый сложный по орнаменту, самый геометрически правильный. Кроме того, наши бизнес-процессы прозрачны.

Все народные промыслы - гжель, хохлома, павлопосадские платки и т. п. - зарегистрированы и, как правило, имеют одного правообладателя. Хочешь получить патент – должен работать «по-белому». Государство таким предпринимателям дает зеленый свет. Ведь ему (государству. – Прим. авт.) не нужен контрафакт. И эта тема чиновниками обсуждается очень остро. Не случайно комитет по борьбе с контрафактом на государственном уровне возглавляет министр промышленности и торговли России. Мы просто не вправе  стоять в стороне и спокойно наблюдать, как под нашей маркой идет торговля «узбекским платком» и прочим контрафактом. И мы приглашаем к себе в союзники всех, кому не безразлична судьба народно-художественного промысла.

Не подмять под себя народный промысел, а собрать вокруг себя всех, кто заинтересован в его сохранении и развитии. Эта благая цель подтверждается привлечением к взаимодействию ведущих специалистов в области оренбургского пухового платка, как ученых, так и подлинных мастериц, ценителей и знатоков, созданием Ассоциации пуховязальщиц, Центра экспертиз, а в перспективе – учебных центров, музейных экспозиций. В фирменных магазинах предприятия есть место не только для фабричных, но и для изделий ручной работы.

- Мы активно пользуемся возможностями Интернета. Правда, дистанционная торговля, несмотря на все большую популярность, из-за слабой правовой урегулированности тоже «заражена» контрафактом, - считает заместитель директора по правовым вопросам и безопасности Евгений Карамышев. – Стоит ввести в поисковике «Оренбургский пуховый платок», как на экране монитора появляются десятки сайтов, предлагающих, судя по рекламным картинкам, оренбургские платки ручной работы, но на деле – это опять же контрафакт. И никто никакой ответственности не несет. Силовики пока не готовы бороться с таким нарушением. Роспотребнадзор самое большее, что может сделать – это оштрафовать. Закрывать сайты за нарушение интеллектуальных прав у нас пока не принято. Но отчаиваться не стоит, надо пусть медленно, но верно, и государство это делает, очищать рынок, в том числе и народно-художественных промыслов, от наводнившего его суррогата. Да, это не всем нравится. Но ведь, как гласит народная мудрость, именно на воре шапка горит…

Татьяна Юлаева.