РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Междудействие

Случившееся в прошлом году 270-летие областного центра, грядущее в декабре 80-летие области – безусловно, даты круглые. Их замечают и даже, ко всеобщей радости, отмечают. И стараются подгадать под знаменательные дни открытие чего-нибудь - от памятника до торгового или медицинского центра, каковое событие продолжает оставаться в дальнейшем в неразрывной, но не всегда явной или хотя бы значимой связи.

 

Но это все-таки не веха в истории или развитии региона наподобие, скажем, губернаторских выборов. Которые, впрочем, тоже не каждый раз обозначают некий опорный пункт, точку если и не перелома, то хотя бы серьезного изменения вектора направленности усилий. И если не стратегии, то тактики или хотя бы методов и подходов.

Губернатора области выбрали (после одиннадцатилетнего перерыва) 14 сентября 2014 года. Официальные, хотя еще и до сей поры предварительные, как значится на сайте областной Избирательной комиссии, цифры против фамилии Юрия Берга остановились на результате 80,28 %.

Никогда еще избранный руководитель региона не собирал столько голосов «за»: 563 451.

Тем, кто сочтет эту победу безоговорочной, возразить нечего ни с какой стороны. В политике после таких результатов победитель получает карт-бланш на действия почти любой крутости и радикальности. И первое из них было совершено довольно быстро, хотя никакой неожиданностью, тем более секретом, ни для кого не являлось с момента оглашения тогда еще кандидатом в губернаторы Бергом тройки, предлагаемой им в российские сенаторы.

С 26 сентября полномочия члена Совета Федерации от Правительства Оренбургской области перешли к депутату Госдумы от Оренбургской области Елене Афанасьевой, члену высшего совета ЛДПР, председателю центральной контрольно-ревизионной комиссии партии и координатору Оренбургского регионального отделения ЛДПР.

Прямо скажем, не у каждого губернатора в этот день на региональных выборах кандидата от партии власти (а иных среди почти трех десятков победителей не было, да и быть не могло) случилась нехватка кандидата в сенаторы из однопартийцев. Впрочем, оставим это слово злым языкам и скрытым завистникам, равно как и утверждение, что это – «плата либерал-демократам за отзыв из борьбы Сергея Катасонова».

По крайней мере, доводы из лагеря единороссов, что это «пример нормального политического компромисса», а также «разумного привлечения на свою сторону наиболее вменяемых оппозиционных сил» звучит ничуть не менее убедительно.

Впрочем, и не более. 

***

Если завершением первого действия пьесы «Как выбирали губернатора» считать день голосования, то начало действия второго – кадровая политика довольно неожиданно затягивается. Назначение Афанасьевой в лучшем случае – первый звонок.

Да, через две недели после завершения выборов стал вакантным пост министра культуры подал в отставку Виктор Шориков. Что добавляет ясности в недавнем прошлом, нисколько, впрочем, не увеличивая её в скором будущем. То, что Берг остается во главе региона еще на пять лет, стало очевидно не на 99, а на все 100 % для всех, в том числе для самого Юрия Александровича, на следующий день после снятия с гонки Катасонова. То есть теоретически с этого же времени можно было подбирать состав губернаторской команды версии 2.0.

Тем не менее антракт (или, уходя от сугубо уж театрально-цирковой тематики, междудействие) все длится и длится – посчитайте сами, какое сегодня число. 15 октября исполняется пять месяцев, как областью руководит команда сплошных «и. о.» (впрочем, один даже «и.о.» в квадрате). И продолжит это делать как минимум сверх того неделю до утверждения Законодательным собранием кандидатуры первого вице-губернатора. А фактически и еще дольше – то есть, по сути, до конца октября.

Даже без учета того, что в нескольких регионах правительства новоизбранных губернаторов заработали в течение двух недель после объявления избиркомами результатов, область рискует оказаться самой «нерешительной». Оно бы и не беда, какая разница? Министры могут годами исполнять обязанности, один только пример с Валерием Брынцевым чего стоит.

В принципе, да, беда небольшая, если не обращать внимания на такую эфемерную штуку, как общественное мнение, которое чем дальше, тем охотнее в неизбежных комментариях начинает употреблять такие слова, как «колебания», «нерешительность», а то и совсем крамольные: «отказы пошли» или «кадровый голод»… Вроде Берг никогда не слыл нерешительным – так зачем ему сейчас эта «чужая» слава?

***

Но не будем говорить под руку губернатору. В конце концов, это действительно вопрос непринципиальный – в отличие, скажем, от разделения функций губернатора и председателя правительства.

С ним или без него – это две довольно различающиеся схемы управления. Отчего-то на втором сроке губернаторства многие ждут, что Юрий Берг, накопив «олимпийский» срок управления регионом и получив серьезный опыт, пойдет на разделение постов, высвободив время и силы для собственно политического руководства, для более плотной работы с центром по ключевым вопросам стратегического развития области.

Опять же статус всенародно избранного позволит в Центре и «голос повысить», если что.

Однако по свидетельствам источников, в самой высокой компетенции которых сомневаться нет никаких оснований, ничего такого губернатор предпринимать не собирается, поскольку сил и энергии у него хватит на все, а работоспособности даже молодые позавидуют.

Ладно, принцип во все вникать и все замыкать на себя для Берга характерен, и, похоже, менять его он не собирается. Плюс пример президента страны перед глазами. В конце концов, предшественник нынешнего губернатора только на десятом году управления регионом решился на подобный шаг, да и то не сказать, что дал при этом Сергею Грачеву слишком много воли…

Что же до персоналий будущего правительства, то вопрос этот всегда отчего-то из категории самых жгучих и трепещущих. Но и одновременно еще и из самых бессмысленных в такого рода заметках к вящему сожалению их авторов и раздражению читателей. Поскольку всегда есть три неизменных набора имен: абсолютно очевидный для всех, более или менее очевидный и неочевидный досюрприза. Если помните, сам Юрий Берг впервые попал на свое место именно из этой, третьей категории.

Угадать имя из первой группы заслуга небольшая. Точное попадание из второй легко, а часто и справедливо, автору припишется как случайность. Ну а из третьей попасть в десятку практически невозможно, да и какой в этом смысл?

Так что развлекать друг друга столкновением вариантов наподобие «Кулагин или Димов?!» есть, безусловно, занятие веселое, но абсолютно бесперспективное. Да и знает об этом только губернатор. А может, на данный момент и он пока не принял никакого решения. Слишком много привнесенных факторов.

Тем более в период междудействия случилось событие, которое не только еще окажет, но и уже оказало серьезное влияние на региональную власть, ибо напрямую затронуло команду губернатора, включая и его самого.

***

«В связи с потоком негативной информации в ряде СМИ, связанной с хозяйственной деятельностью предприятия, которое я возглавлял, мною принято решение оставить должность заместителя председателя Законодательного собрания».

Поскольку вы все в курсе, что ваш автор не является заместителем председателя столь благородного органа, то, конечно, уже сразу поняли, что вышесказанное – цитата. Из заявления в то время настоящего, а теперь уже бывшего зампреда, которого звали – да, впрочем, и теперь зовут Александр Сало.

Но вслед за правильным выводом спешу предостеречь вас от вывода ложного. Будто бы исключительно поток негативной информации явился той единственной, как следует из сего художественного заявления, причиной, по которой Сало решил вдруг уйти с постов, на которые его ведь зачем-то продвигала в свое время определенная группа товарищей.

Все куда проще: уголовное дело на него завели уже давно, а теперь вот сформировали и предъявили наконец и обвинения. И хотя обвинения бывают и покруче, но и часть 1-я статьи 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в случае наихудших для Александра Владимировича событий вполне может годика на четыре лишить его возможности служить родине на свободе.

Так что «потоку позитивной информации», на который по неизвестным причинам рассчитывал Сало, взяться просто неоткуда. Тем более что объяснение лукавое вдвойне: поток – не поток, но имя заместителя председателя Заксоба, а кроме того заместителя председателя Оренбургского регионального отделения партии «Единая Россия», члена президиума регионального отделения «Единой России» регулярно до той поры появлялось в весьма выгодном для него контексте, правда, в основном на официальных провластных сайтах.

Несмотря на то, что о прочих художествах высокопоставленного единоросса, как то про скандал на Сакмарском элеваторе, который депутат возглавлял и где исчезли почти три четверти объема зерновых из госфонда на сумму свыше 400 млн рублей, или про историю, связанную с противозаконным использованием сельхозземель (сбор урожая с полей) бывшего партнера по бизнесу Аллы Чуриловой и некоторых прочих, попавших в печать и в печать не попавших, и руководству области, и многим депутатам, в том числе однопартийцам и однопартийцам       недепутатам, и аппарату губернатора, и местным компетентным органам все было известно, и давно.

Официальной реакции на все это было – ноль, и при этом дело довели до того, что 25 сентября после предъявления обвинения пришлось собирать политсовет регионального отделения партии «Единая Россия», на котором Сало, естественно, сугубо добровольно, а то как же, сложил с себя все на него ранее возложенное и откуда вышел простым оренбургским областным депутатом, на которого непонятно почему ополчилась злая пресса.

«Так как считаю, что ни должность, ни звания не должны влиять на объективную, честную и справедливую оценку моей предпринимательской деятельности со стороны

правоохранительных органов. Перед законом должны быть равны все», - написал Александр Сало в заявлении об уходе.

Но теперь-то наш законник более или менее равен всем. Вот и посмотрим на объективную оценку. А также на субъективную, которая в таких случаях оказывается ничуть не менее показательной.