Доллар США $ — 00,00 руб. Евро € — 00,00 руб. Юань ¥ — 00,00 руб. Тенге ₸ — 00,00 руб.

НЭП: ВСЕРЬЁЗ, НО НЕНАДОЛГО

100 лет назад опубликован Наказ Совнаркома о проведении в жизнь Новой экономической политики.

Новая экономическая политика, сокращённо НЭП, была введена в Советской России и СССР в 1920-е годы для восстановления экономики, разрушенной вой­нами и революциями. Это заняло период с 1921 по 1931 год, однако уже в конце марта 1922-го на XI съезде РКП(б) Ленин объявил, «что отступление — уступки частнохозяйственному капитализму — закончено», и теперь следует «приостановить экономическое отступление и перегруппировать силы для наступления на капиталистические элементы». А осенью 1923 года уже действовали, по выражению Троцкого, «ножницы цен», когда цены на промышленные товары искусственно завышались по сравнению со стоимостью пшеницы, что обессмысливало свободную торговлю с крестьянами.

В конце 1927 года случился срыв хлебозаготовок, а в 1929-м уже началась принудительная сплошная коллективизация. Формально НЭП никак не мог продолжаться позднее 11 октября 1931 года с принятием постановления о запрете частной торговли.

То есть фактически реальное развитие НЭПа — это лишь начало 1920-х, а по существу даже один-два последних года активной деятельности Ленина между X и XI съездами, на которых он ещё присутствовал.

Нэпман у фининспектора. 1926 год. РИА «Новости».

Первоначальной причиной послаблений крестьянству со стороны большевиков, повлекших за собой прочие экономические преобразования, послужила вполне реальная угроза лишиться власти и получить в стране новую революцию. Возмущение действиями продотрядов, снабжающих продовольствием голодающие города, росло день ото дня. Крестьяне не только отказывались сдавать зерно за бесценок, но и поднимались на вооружённую борьбу. Жестоко подавляемые частями Красной армии крестьянские бунты вспыхивали один за другим на Тамбовщине, Украине, Дону, Кубани, в Поволжье и Сибири. К тому же в сёла с отгремевшей Гражданской вой­ны возвращались демобилизованные, вливаясь в число недовольных жёсткой политикой Советского государства. По выражению Ленина, демобилизация обеспечила «повстанческий элемент в невероятном количестве».

1 марта 1921 года восстал Кронштадтский гарнизон, также состоявший во многом из бывших крестьян, выдвинув лозунг «За Советы без коммунистов!» и потребовав в числе прочих свобод ликвидировать продразвёрстку — практику изъя­тия у крестьян всех «излишков» зерна в качестве налога.

«Кронштадтский мятеж» был утоплен в крови в том же марте 1921 года. Однако лимит насилия и человеческие ресурсы оказались небезграничными, и на подавление «мятежа» пришлось кидать даже необстрелянных курсантов и делегатов X партийного съезда. Собственно, этот съезд под впечатлением от Кронштадтского восстания у себя под боком и принял основополагающее решение о переходе к Новой экономической политике и сворачивании военного коммунизма. Хотя первоначально под НЭПом понимали всего лишь замену продразвёрстки натуральным продналогом: предполагалось изымать зерна вдвое меньше, позволяя крестьянам продавать ­какую-то его часть.

На том же съезде приняли и резолюцию «О единстве партии», запретив любую фракционную деятельность и облегчив тем самым приход к власти будущим узурпаторам.

На первом этапе Ленин и партийная верхушка считали проявленную под угрозой восстаний «гибкость» лишь сугубо временным тактическим отступлением в ожидании подъёма мировой революции, порой даже всем им ненавистной «реставрацией капитализма». Однако к «отступлению» отнеслись творчески, и уже в следующие месяцы в работах Ильича и в решениях хозяйственных органов началось то самое важнейшее переосмысление НЭПа, что обеспечит ему реальный успех и симпатии как со стороны современников, так и практически всех историков как правого, так и левого толка.

Новшества шли одно за другим в бодром темпе. Декрет от 17 мая 1921 года отчасти денационализировал мелкую промышленность, а владельцы тех предприятий, что по факту не успели ещё их полностью потерять, получили свою собственность обратно. Декретом от 24 мая 1921 года допускалась частная торговля. С 5 июля 1921-го мелкие промышленные предприятия могли быть сданы в аренду государственным и кооперативным организациям.

Наконец в начале августа Совет народных комиссаров собрал свои декреты в единую систему и 11 августа 1921 года в ряде газет опубликовал так называемый Наказ Совнаркома о проведении в жизнь начал Новой экономической политики, дополнив все вышеперечисленные положения для частных предприятий ещё и «предоставлением права участия в заключении сделок и реализации таковых, а также права иметь свои представительства при заграничных органах Народного комиссариата внешней торговли».

Тем временем введение продналога вместо продразвёрстки, несмотря на первоначальный скептицизм многих участников X съезда и попытки отложить этот переход хотя бы на сбор ближайшего урожая, быстро распространилось, буквально за пару месяцев охватив уже все регионы, и продемонстрировало очевидный успех. Из «ниоткуда» появлялись продукты, подобно тому, как это произошло много позже с гайдаровскими реформами.

Разумеется, дело не ограничилось Наказом с его множеством пунктов. Важнейшим элементом НЭПа считается введение золотого червонца, называемого иногда «сеятелем» — по изображению на реверсе монеты, а также финансовой и денежной реформ. На какое-то время эти реформы сделали руб­ль реально конвертируемым денежным средством, обеспеченным драгоценными металлами и соперничавшим по привлекательности с долларом.

Ряд предприятий сдавался в аренду иностранцам в виде концессий. До 1927 года насчитывалось свыше сотни действующих соглашений такого рода, они охватывали десятки тысяч человек, работавших на этих предприятиях, и чуть более 1 % всей промышленной продукции. Однако в некоторых ключевых отраслях удельный вес концессионных предприятий и смешанных акционерных обществ, в которых иностранные фирмы владели частью пая, был особенно велик: в добыче свинца и серебра — 60 %, марганцевой руды — 85 %, золота — 30 %, в производстве одежды и аксесcуаров — 22 %.

Широко известна история американского предпринимателя Арманда Хаммера и его родственников. Благодаря своим социалистическим убеж­дениям и личной дружбе с Лениным и другими советскими вождями, а также благодаря участию в секретных операциях военной разведки и ОГПУ и торговле изъятым из музеев антиквариатом он получил возможность строить в СССР свои фабрики, заводы и центр Хаммера. Самым известным детищем Хаммера считается выкупленный у него в 1932 году Советским государством Московский завод пишущих принадлежностей имени Сакко и Ванцетти.

Строить социализм в Советскую Россию приезжало и немало квалифицированных рабочих из-за рубежа, в том числе американцев. Многие из них, неосмотрительно получившие советское гражданство и не имевшие возможности вернуться на родину, позже были репрессированы.

Но всем экономическим успехам был положен естественный предел, обусловленный командной экономикой, мелкотоварным производством — ведь крупнейшие предприятия по-прежнему оставались в ведении государства — и продолжавшимися санкциями со стороны зарубежных «партнёров». Даже после снятия блокады в январе 1920 года страны — ­участницы бывшей Антанты отказывались торговать за советское золото и предоставлять СССР кредиты.

Попытки устроить поначалу «честное соревнование» с частниками по-ленински и продемонстрировать успехи социалистического хозяйствования на фоне капиталистической экономики обернулись к концу 1920-х — началу 1930-х годов банальным удушением хозяйств остававшихся ещё нэпманов и «кулаков» непомерными налогами, диктуемыми им сверху ценами, а то и просто репрессиями со стороны силовых органов.

На самом деле организованная на государственном уровне кампания по дискредитации временно полезных, но совершенно чуждых советской власти нэпманов — частных торговцев, лавочников и ремесленников — началась ещё при Ленине. Нэп­манов всячески третировали за их «мещанский вкус и пошлость», осмеивали в прессе, лишали избирательных прав как «нетрудовые элементы» и обкладывали проверками, они обязаны были платить более высокие налоги и коммунальные платежи. Воздействовали также и на членов их семей. Так, дети нэпманов были лишены доступа к бесплатному образованию в школах и вузах.

Нужно также понимать, что жизнь в условиях НЭПа, как при Ленине, так и после него, сопровождалась закручиванием гаек и борьбой с любой политической оппозицией, что предопределило в результате восхождение Сталина на вершину власти. Любое несогласие с «политикой партии» или даже намёк на него карались и при НЭПе. Первоначально недовольных просто высылали из страны согласно специально принятым под это законам. Так, страну в конце 1922 года спецрейсами были вынуждены покинуть многие представители интеллигенции, в том числе всемирно известные русские философы, отчего сама эта операция уже в наше время получила наименование «Философский пароход». Троцкий, который позже тоже будет выслан и убит, объяснял это так: «Мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно».

Плакат времён НЭПа.

Тем не менее некоторые исследователи именно период НЭПа называют «золотым веком ­социализма», возвращением к «естественному состоянию» экономики, обеспечившим сносную жизнь для всего населения, несмотря на коммуналки и политическую несвободу. В ­каком-то смысле приём со «снятием жёстких ограничений», «хозрасчётом», «мирным соревнованием двух систем» с последующими репрессиями, повторной национализацией и «раскулачиванием» проворачивали ещё не раз самые разные государства и их лидеры в самые разные периоды. Понятные аналогии вспоминаются и в связи с горбачёвскими реформами, когда экономические изменения поначалу оформлялись как «кооперативное движение», и с нашим временем, когда бизнес тщательно «курируют» спецслужбы, и с жизнью в коммунистическом Китае со времён Дэна Сяопина. Считается, что опыт НЭПа повлиял также на разработку концепции так называемой скандинавской модели социализма и на практику ряда фашистских государств.

Со смертью Ленина и приходом к власти Сталина пришёл конец и НЭПу — его стали сворачивать в конце 1920-х годов. Новая экономическая политика без больших послаблений в пользу рыночной экономики не справлялась с необходимой для страны индустриализацией, которую решили провести за счёт деревни. Частные предприятия стали закрываться, продукцию у крестьян вновь начали изымать. Пришла эпоха коллективизации и индустриализации. Но это уже совсем другая история.

Дата смерти НЭПа — 11 октября 1931 года.

Пётр АЛЕКСЕЕВ,

интернет-­канал «Филиал Карамзина»

Фото из архива

Другие номера