Доллар США $ — 00,00 руб. Евро € — 00,00 руб. Юань ¥ — 00,00 руб. Тенге ₸ — 00,00 руб.

АФГАНИСТАН: УЙТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАТЬСЯ

США уходят из Афганистана, потратив на «демократизацию» страны около двух триллионов долларов. В интернете острят, что на эти деньги можно было бы построить каждому афганцу по приличному дому, купить машину, несколько голов скота, а всех талибов обучить в Оксфорде, Гарварде и Массачусетсе.

Только самим талибам («Талибан» — террористическая организация, запрещённая в России) не нужно ни того, ни другого, ни третьего. Им нужно, чтобы их оставили в покое — в том мусульманском средневековье, где они почивали веками, где женщин за измену убивают камнями, мужчинам за «неправильную» веру режут глотки и отрубают руки, где распространена педофилия, зоофилия и мужеложство, а самым серьёзным сектором экономики является производство и продажа наркотиков неверным — кафирам.

Порядка 140 миллиардов долларов было инвестировано американцами в разные программы в Афранистане — от образовательных до подготовки сил правопорядка, от строительства всевозможных объектов инфраструктуры до поддержки нарождающейся «демократии». И вот теперь выясняется, что все эти деньги были брошены на ветер.

С уходом инвесторов цвета хаки страна на глазах возвращается в мрачное средневековье с его животными нравами и кровавыми традициями (афганская интрига султана Эрдогана). «Переобу­ченные» и вооружённые до зубов армия и полиция разбегаются со скоростью лани или сдаются талибам полками и бригадами. «Демократические институты» складываются, как карточные домики, а шибко умных и «демократизированных» нещадно бьют палками на площадях.

Ещё в 2003 году глава Пентагона Дональд Рамсфельд, приехав в Кабул, бодро заявил, что «боевая часть операции полностью и успешно завершена». Однако потери янки стали нарастать с каждой неделей, и через четыре года численность американских вой­ск в Афганистане выросла до 50 тысяч против первоначальных 20.

«План Маршалла» ­по-афгански

Американцам тогда казалось, что они быстро одержали военную победу, взяв полный контроль над Афганистаном. Однако что делать дальше с этой побеждённой страной, они не знали. И по инерции пошли примерно тем же путём, по которому до них уже «сходили» Советский Союз и Великобритания. «Кремлёвские старцы» хотели построить там азиатскую модель социализма, американцы — демократию. Итог известен.

Барак Обама, учтя опыт предшественников, зарёкся «втягиваться в строительство нации». Потом этот лозунг подхватил Дональд Трамп. Но именно при Обаме численность американских вой­ск в «заколдованном регионе» человечества достигла рекордной отметки в 100 тысяч бойцов. А самые светлые головы из числа американских политтехнологов были мобилизованы на строительство новой нации.

Для сравнения: глобальный — на всю Западную Европу — послевоенный «план Маршалла» обошёлся Америке дешевле, однако Европа с помощью этого плана восстала из руин. А в Афганистане миллиарды были банально разворованы алчной и коррумпированной элитой.

Печально известный многомиллионный «индустриальный парк» около Кандагара остался на бумаге. С треском провалилось афганское ГОЭЛРО — масштабный проект электрификации страны. Афганцы не захотели содержать даже построенные американцами теплицы.

Самой большой нелепостью стала попытки построить «демократическое государство» во главе со всенародно избираемым президентом и создать в многоплеменной стране сильную централизованную власть.

В итоге «скрепы» средневекового мракобесия сомкнули свои челюсти над всеми атрибутами ХХI века, которые принесла с собой американская оккупация. И это мракобесие по всем законам социальной энтропии обязательно выплеснется за пределы Афганистана, угрожая относительной стабильности близлежащих регионов.

Вперёд, в прошлое?

Так почему же те или иные нации и народы так быстро и легко уходят с дороги цивилизации и прогресса сразу после смены режима либо прекращения очередного проекта внешнего кураторства?

Не пора ли честно признаться хотя бы самим себе, что есть в ХХI веке нации и народы, кому ни деньги, ни уроки демократии, ни дары в виде объектов инфраструктуры никогда не пойдут впрок? Просто время для их «взросления» ещё не пришло. И, скорее всего, никогда не придёт — как для племён Амазонии. Им и так хорошо.

А теперь главный вопрос дня: что делать с нашими несгибаемыми «средневековыми» ­соседями? Вводить новые миротворческие контингенты и продолжать вой­ну с талибами всем миром? Заняться окончательным решением «афганского вопроса», ухлопав ещё несколько миллионов афганцев? Или строить на тысячекилометровых границах с Афганистаном стену наподобие мексиканской на юге США?

Эти вопросы нужно решать комплексно, причём всему международному сообществу, граничащему с «чёрной дырой» человечества под названием Афганистан. Конечно, надо по возможности купировать процесс «экспорта средневековья».

Критически необходимо общими усилиями укреплять границы, повесить на них замок. В решении этого непростого вопроса нужно максимально обнулить все неизбежные спекуляции на эту тему всех среднеазиатских элит. А они сделают всё возможное, чтобы как можно меньше участвовать в процессе и как можно больше отжать преференций у соседей. Это суть Востока.

Далее необходимо принципиально решить, что делать с колоссальным потоком беженцев из зоны «исламской турбулентности». Необходимо ясно отдавать себе отчёт в том, что часть этих беженцев — ровно такие же религиозные фанатики, как и их преследователи. Просто более сильные адепты исламского средневековья перебили и выгнали более слабых. Наиболее оптимальным видится процесс их расселения вдоль границы с их же исторической родиной. Мужчин-­беженцев надо массово привлекать к пограничной службе. ­Хорошо понимающие и оценивающие опасность своих вчерашних врагов, они будут ревностно охранять свои новые жилища.

Возможно привлечение к службе на границах отрядов чеченской военной полиции, прекрасно зарекомендовавшей себя во время миротворческой операции в Сирии.

Так не пора ли, наконец, объявить настоящую вой­ну местным наркоторговцам, которые ранее поставляли «белую смерть» на север тоннами? С этой традиционной отраслью афганской экономики надо вести бескомпромиссную вой­ну до её полного уничтожения.

Денег больше не будет

Необходимо также максимально обнулить все инвестиционные и экономические проекты в Афганистане. Ни копейки в зону средневековья! Зачем закачивать туда деньги, которые неизбежно будут разворованы алчной местной элитой? Зачем строить школы, в стенах которых будет гулять ветер, возводить теплицы, которые станут загонами для ишаков, овец и коз, поднимать заводы и гидроэлектростанции, на которых некому будет работать? Ответы на все эти вопросы очевидны.

Стоит ли пускать по этой территории Великий шёлковый путь? А этот вопрос, скорее, к Китаю — он является главным бенефициаром проекта. Может, уже и не стоит?

Так стоит ли вообще выстраивать дальнейшие отношения с талибами? Есть ли в этом хоть ­какой-­нибудь резон? Что конструктивного они могут предложить своим геополитическим соседям и человечеству в целом, кроме экспорта мракобесия?

И это только первый пакет вопросов, на которые нужно дать принципиальные ответы всем участникам процесса урегулирования, вольным и невольным.

Пока очевидно только одно: исламское средневековье безнадёжно с точки зрения экспорта на его территорию всех достижений цивилизации и прогресса и в неменьшей степени опасно с точки зрения встречного экспорта пещерных нравов мракобесия и социальной турбулентности. И с этим надо ­что-то делать.

Сергей ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ

Фото: geopolitica.ru, r.mt.ru,

tengrinews.kz

Другие номера