РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

АЛЕКСАНДР КУРУСИН, ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР ОРЕНБУРГСКОГО ЕЖЕНЕДЕЛЬНИКА "АРГУМЕНТЫ НЕДЕЛИ"

– Предлагаю начать разговор с главных вопросов. Насколько, на Ваш взгляд, развит областной рынок печатных и электронных СМИ? Полностью ли он удовлетворяет потребность читательской и зрительской аудитории в информации?

– В том, что потребности аудитории удовлетворяются, нет никакого сомнения. В противном случае то или иное СМИ просто перестало бы существовать. Газета, телеканал или радиостанция без своей аудитории – это как доктор без пациентов или юрист без клиентов, что-то из области абсурда. А учитывая коммерциализацию средств массовой информации, СМИ без аудитории — это нежизнеспособная субстанция. Работу своих коллег я бы назвал достаточно успешной в первую очередь по сравнению со СМИ других регионов. Находясь в командировке в других областных центрах, особенно близлежащих –  Екатеринбурге, Самаре, Уфе, в силу профессиональной привычки я в обязательном порядке покупаю местные газеты и смотрю новости на ТВ. Должен заметить, что оренбургские журналисты работают порой намного качественнее в плане подбора информации, ее значимости, подачи и так далее. А если говорить о палитре СМИ, работающих в Оренбуржье, то я думаю, что нашим землякам жаловаться не на что: источников информации у нас более чем достаточно.

– Если есть рынок, значит, есть и наиболее успешные его игроки. Какие издания, теле- и радиокомпании, по Вашему мнению, являются лидерами рынка?

– Не берусь судить об этом, потому что слишком размыты критерии оценки лидерства. Из-за обилия предложений каждый выбирает наиболее близкий ему вариант, то есть СМИ, наиболее для него симпатичное, вызывающее наибольшее доверие. И это СМИ становится для конкретного читателя, слушателя, зрителя лидером. Если сравнивать по охвату аудитории, то, конечно, телеканалы, вещающие на всю область, имеют преимущество. И, например, если в Оренбурге телеканал «Регион» или «ОренТВ» имеют высокий рейтинг, то где-нибудь в Ташле или Домбаровке о них если и знают, то только понаслышке. У нас каждая территория области имеет своего лидера. И порой районная газета выглядит гораздо предпочтительней и авторитетней любой областной или федеральной. Совершенно разный формат новостей и, конечно же, разный уровень доверия.

– То есть у нас полнокровный рынок СМИ, полностью удовлетворяющий запросам и ожиданиям аудитории, да еще и каждое издание, телеканал или радиостанция по-своему лидеры. И никаких проблем?..

– Проблемы есть, но они из разряда общероссийских. Основная – тотальная коммерциализация. Творчество давно отступило на второй план или еще дальше. Сегодня серьезная информационная работа превращается в этакое «кино не для всех». В принципе наше общество само формирует информационную сферу, которую ей «подают». Если сегодня населению потребны убийства, скандалы и сплетни, и «юмор ниже пояса», то, следуя закону рынка, СМИ будут это показывать и печатать. Поэтому возмущения общества по поводу безнравственности средств массовой информации и падения культурного уровня — профанация. Если аудитория вдруг возжелает смотреть исключительно серьезные документальные фильмы, если станет востребованным телетрансляция балета «Лебединое озеро» или аудиоспектакли по книгам мировых и отечественных классиков литературы, - формат вещания поменяется в течение суток. Конечно, как в региональных, так и в центральных СМИ существуют и пропагандистские публикации и видеосюжеты. Власть по совершенно объективным причинам хочет, чтобы о ней говорили и печатали, причем именно так, как она хочет. И в этом смысле каждая редакция, формируя свою информационную политику, находится между молотом и наковальней. С одной стороны, хотелось бы, чтобы слушали, смотрели, читали, с другой – надо зарабатывать. Поэтому шутка — «правду напечатать стоит дорого» как бы и не шутка вовсе.

– Если уж всплыла тема власти, задам вопрос с подковыркой: а могут ли печатные издания, теле- и радиокомпании работать без той или иной формы финансовой поддержки со стороны муниципальной и региональной власти?

– В таком случае я дам ответ уклончивый: бывают случаи, что и выживают. Сегодня бюджетные деньги для многих СМИ порой являются пусть и не основным, но самым стабильным финансовым подспорьем. Конечно, доходы от рекламы могут намного превышать бюджетные дотации, но на стабильность этих поступлений оказывают влияние все законы рынка — популярность, сезонность и т. д. Кроме того, отсутствие в нашем регионе более-менее конкурентоспособного бизнеса оптимизма не добавляет. Торговля — основной бизнес Оренбуржья. Углеводородную и газовую добычу учитывать не будем. Зачем себя обманывать, если на месте практически каждого завода появился торговый центр? А торговая реклама предпочитает массовость, то есть то, что предпочитает публика. Публика же сегодня желает зрелищ, а не размышлений. Поэтому СМИ, предпочитающие аналитику и серьезную информационную работу, обречены на проблемное существование. Как ни странно, государство такое положение вещей устраивает, и все как бы при деле.

– С другой стороны, такое положение вещей заставляет менее жизнеспособные СМИ в борьбе за аудиторию или кормильца-рекламодателя использовать приемы недобросовестной конкуренции, например, завышать тираж издания, спекулировать фактами, заниматься информационным шантажом…

– Я бы не стал называть это конкуренцией на рынке СМИ. В моем понимании, конкурировать можно в качестве подачи материала, в подборе новостей, актуальности тем и так далее. Сегодня новостной пул практически одинаков во всех СМИ. А вот в желании заработать и «попасть под финансирование» конкуренция нешуточная. Но это не конкуренция журналистов и информационных продуктов, а несколько иное.

– Вот и до качества добрались. Тогда сразу вопрос: как соотносится образовательный потенциал оренбургских вузов, готовящих кадры для оренбургских средств массовой информации, с профессиональным уровнем журналистов местных СМИ?

– Лично я убежден, что такие учебные заведения, как ОГУ, сыграли не последнюю роль в падении престижа высшего образования. Появление факультетов, никак не связанных с техническим профилем вуза, – шедевральная амбициозность. До сих пор удивлен, почему в свое время там не открыли, например, общеобразовательный музыкальный факультет или литературный факультет, чтобы «растить» поэтов и писателей? Научные школы создают годами, а не распоряжением на бумаге. Причем начинают с формирования опытного профессорско-преподавательского состава, а не с подготовки аудиторий. Вспомните, сколько в Советском Союзе было вузов, которые профессионально готовили журналистов? И те, кто закончил советские журфаки, до сих пориграют первые скрипки в оренбургской журналистике. Конечно, спрос на эту профессию был в разы меньше, но это как раз тот случай, когда количество не перерастает в качество. Большинство журналистов со стажем в региональных СМИ работают, имея дипломы учителей, врачей, инженеров и так далее. Однажды во время интервью у Андрея Макаревича спросили: «Правда, что у вас только клавишник Зайцев имеет музыкальное образование?» Макаревич ответил: «Правда, но оно ему не мешает». Я считаю, только в будущем станет понятно, в кого вырастут сегодняшние молодые журналисты.

– А что Вы можете сказать о расхожем выражении «СМИ — это четвертая власть»? Есть ли в Оренбуржье независимые СМИ?

– Извините, но независимые от чего или от кого? Естественно, каждое средство массовой информации зависимо, только по-разному. Одно зависит от государства, другое от учредителя, то есть хозяина, третье — от мировоззрения главного редактора. Зависимость так или иначе есть всегда, просто она разная. Но есть и общая зависимость, обусловленная коммерческой направленностью СМИ. Каждая редакция сегодня ставит перед своими журналистами задачи, исходя из интересов и идеологии той или иной группы лиц. В политическом плане — от того, кто контролирует СМИ, зависит его критическая или, наоборот, восторженная позиция по отношению к власти. В тематике больше идет ориентация на целевую аудиторию. От этого зависит, какая составляющая превалирует — информационная или развлекательная. Пока в большинстве случаев вторая вытесняет первую. Все больше рекламы, коммерции и шоу, все меньше качественной информации и аналитики. Повторюсь, но государство упорно не вмешивается в этот процесс, отдав формирование информационной среды на откуп рынку. Сегодня какой-либо внятной идеологической составляющей или концепции развития информационного пространства нет. Если власть и хочет что-то сделать в этом направлении, то как-то очень не внятно формулирует цели. Конечно, четко прослеживается поставленная задача показывать определенных лиц, обозначать их присутствие в медиапространстве. Но зачем и к чему они появились на экране или в газете, не всегда понятно, за редкими исключениями. Видимо, чтобы не забыли в лицо. Это общероссийская тенденция, которая неотвратимо «накрыла» региональные СМИ. Именно на федеральном уровне должны быть разработаны правила игры на информационном поле. Должна быть внятная идеология развития нашего общества и информационного пространства. Движение происходит только к какой-то цели. А мы до сих пор пытаемся взывать к патриотичности, вспоминая отечественные войны и Минина с Пожарским. Это, бесспорно, важно и нужно. Но так можно и до разгрома Хазарии князем Святославом дойти, а потом «новых» подвигов не останется и гордиться станет нечем. Вроде бы уже все перебрали. Проблема именно в том, что при несуществующей внутренней идеологической политике, без ориентации аудитории на современные нравственные и культурные ценности медийный рынок так и будет работать на потребу. Именно средства массовой информации должны в нравственном, культурном отношении влиять на общество, а не наоборот, как это происходит сейчас. Конечно, учитывая жизненные реалии, взять хотя бы ту же эпопею с экс-министром обороны, трудно вещать: «Не укради». Так же трудно, как и в 90-х глупо слушалось бы: «Не убий». Но если со всех телеканалов и газетных полос ежедневно будут твердить: «Красть грешно, а обманывать стыдно», то большинство, в конце концов, в это поверит. Вполне можно допустить, что наше государство решится наконец заняться собственной идеологией и начнет финансировать СМИ с целью производства серьезных информационных продуктов познавательной, образовательной, воспитательной направленности, внезависимости от того, насколько «сладко» СМИ говорят про власть. Это и будет качественный переворот в журналистике.

Беседовал Сергей Шермецинский.