РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Игорь Сухарев: «Важная задача сейчас – научиться разговаривать, вести дискуссию, дойти до каждого жителя области»

Игорь Сухарев: «Важная задача сейчас – научиться разговаривать, вести дискуссию, дойти до каждого жителя области»

В ноябре министерство региональной и информационной политики отметит свой первый день рождения, и в этой пока совсем короткой истории деятельности уже есть смена руководства. Игорь Сухарев был назначен на должность министра в июле. За это время неоднократно комментировал свое возвращение из столицы. «ФЭБу» Игорь Николаевич дал свое первое интервью о взглядах на информационную политику в регионах и рабочих планах.

– Очень неожиданная и редкая новость: депутат Госдумы сам отказался от «теплого места» в Думе и уехал из Москвы в Оренбург. Этот факт породил массу домыслов. Расскажите сами, что за этим стоит.

– Несмотря на то что я уже не раз отвечал на этот вопрос, домыслы все равно остаются. Действительно, трудно понять людям, как можно уехать с «теплого места» в Думе работать в регион. Мне всегда была интересна работа исполнительной власти, плюс мне очень импонирует фигура нашего губернатора Дениса Владимировича Паслера, поэтому я принял вот такое непростое, во многом спонтанное решение. Мне действительно интересно, как строится работа в исполнительной власти. Я этого опыта никогда не имел, так как большую часть своей жизни в политике провел в законодательной власти. Мне просто захотелось попробовать свои силы здесь.

– Вы успешный предприниматель и пришли в политику из бизнеса. А сейчас Вам поручили, если говорить языком советской эпохи, идеологическое направление. Чувствуете силы в этом?

– Вне зависимости от того, чем вы занимаетесь в жизни – предпринимательством либо идеологией, нужно быть последовательным в своих решениях и, самое главное, опираться на профессионалов. Я уверен, что такая команда профессионалов в Оренбургской области есть, поэтому, наверное, больше всего сегодня нужно приложить усилий к тому, чтобы их мобилизовать, организовать на работу и соответственно замотивировать. Я уверен, что у меня это получится.

– В чем суть нашей региональной политики и чем эта политика отличается от политики, к примеру, Самарской области?

– Я думаю, региональные политики многих регионов похожи, наш регион вряд ли чем-то отличается от Самарского – за исключением того, что в Самаре в областном центре есть внутригородское деление и нет выборов по партийным спискам (я сейчас говорю о недавних выборах). У нас есть голосование и за партии, и соответственно более крупные одномандатные округа. Но везде самое главное – создать честную, равную для всех конкурентную борьбу, чтобы в политику и власть пришли люди неравнодушные.

– Недавние события в Архангельской области, Хабаровском крае, Башкортостане свидетельствуют о том, что Ваша должность – одна из важнейших в правительстве. Ведь причины, побудившие народные выступления, разные и напрямую не зависят от работы профильных министерств, а результат один – народ на улице. И это следствие слабой информационной политики властей: поздно, неубедительно, оправдательно и т. д. Что Вы собираетесь предпринять, чтобы не допустить подобное?

– Вы задаете вопрос и сами на него отвечаете. Конечно же, чтобы люди не вышли на улицы, с ними надо разговаривать открыто и доступным языком, самое главное – отвечать на поставленные вопросы. Если это получается, то люди уходят довольными, если они этого не понимают, то выходят на улицы. Поэтому важная задача сейчас – научиться разговаривать, научиться вести дискуссию и соответственно найти такие средства коммуникации, чтобы дойти до каждого жителя Оренбургской области. Кто-то сидит в социальных сетях, кто-то читает сайты, кто-то до сих пор читает газеты. Важно, чтобы все эти ресурсы работали и доносили главную мысль: мы слышим и готовы к диалогу.

– Основной движущей силой уличных выступлений, да и революций в целом, является молодежь. Как проводить с ней информационную и внутреннюю политику?

– Молодежь сегодня не пользуется традиционными ресурсами – не смотрит телевизор, не читает газет, все в социальных сетях. Наша задача, конечно, идти в эти социальные сети. Я сам достаточно активно развиваю свои аккаунты и считаю, что министры, политики, главные редакторы изданий тоже должны вести личные аккаунты, вести работу в том числе и с молодежью. У нас много интересных, ярких политиков, ярких министров, которые могли бы собрать вокруг себя аудиторию. Ну и, конечно, аккаунты администраций, министерств и ведомств тоже должны быть в социальных сетях. Мы этим сейчас активно занимаемся: соответствующие указы были изданы губернатором области.

– Как Вы считаете, в области есть осмысленная политика обустройства жизни на селе?

– Более 35 процентов жителей Оренбургской области живут в сельской местности, поэтому, конечно же, существует огромное количество программ, которые обустраивают жизнь на селе и помогают селу. Например, мы привлекаем кадры через программы «Земский доктор» и «Земский учитель» – даем «подъемные» людям, которые приезжают работать на село. Есть федеральные программы с региональным участием, где мы ремонтируем сельские клубы, школьные спортивные залы (более 150 залов в сельской местности по этой программе уже отремонтировано). За счет регионального бюджета ремонтируются и строятся школы и детские сады. Есть программа по сельской ипотеке, которая позволяет приобретать жилье под 2,8 процента. Словом, огромное количество программ, которые делают жизнь на селе лучше. Я уж не говорю о том, что сельхозтоваропроизводители сегодня достаточно активно используют потенциал «третьего поля страны» и активно участвуют в программах, создают фермерские хозяйства, рабочие места с достойной заработной платой. Поэтому селу уделяется большое внимание и будет уделяться впредь.

– Наша область одной из немногих является донором федерального бюджета. В то же время по основным показателям качества жизни мы стабильно в середине рейтинга регионов России. Что надо сделать и можно ли оказаться в первой десятке?

– Я был депутатом Законодательного собрания, депутатом Государственной Думы; принимал бюджеты и региональные, и федеральные и могу сказать: есть ли газ и нефть или нет их – бюджеты формируются по подушному подходу. Это значит, что в зависимости от количества людей, проживающих в том или ином регионе, формируется его бюджет. Поэтому все регионы страны сегодня находятся практически в равных условиях. Говорить о том, что у нас есть какие-то преференции дополнительно, так как мы регион-донор, наверное, не стоит. Мы получаем больше подоходного налога, так как у нас предприятия нефтегазового комплекса платят более высокую заработную плату, чем, условно говоря, в Ивановской области, но не более того. Все остальное – это работа исполнительной власти, участие в программах, это привлечение дополнительных средств на территорию. О преференциях тут, повторюсь, речи нет.

– Вы уже несколько месяцев при новой должности. Что самое трудное в Вашей работе?

– Наверное, самое трудное сегодня у любого управленца – вне зависимости от того, работает ли он в корпорации или в правительстве, – это найти людей с компетенциями, профессионалов. Тем более что заработные платы в корпорациях высокие и специалисты предпочитают их министерствам, ведомствам и муниципалитетам, где зарплаты гораздо ниже. Поэтому очень тяжело переманить специалистов, удержать их. Самое важное и трудное сейчас для меня – качественно заполнить те вакансии, которые на данный момент есть в нашем министерстве.