РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

У нас задача такая – сделать лучше всех!

Наш собеседник - Александр Медведев, генеральный директор ОАО «Завод бурового оборудования», первым из руководителей промышленных предприятий области посетил Душанбе и Согдийскую область Республики Таджикистан.

- Александр Константинович, Торгово-промышленная палата на протяжении ряда месяцев готовила деловую поездку, руководители предприятий думали, решали, но кроме Вас никто не отважился. Зачем Вам это было нужно?

- Дело в том, что 93 процента поверхности Таджикистана составляют горы, богатые твердыми полезными ископаемыми. Это золото, свинец, медь, никель, уран, прочие руды. В Согдийской области сосредоточено большинство горнодобывающих и других промышленных компаний страны.

Горняку надо знать, куда будет развиваться разрабатываемое сегодня месторождение. Для геологоразведки в настоящее время используется технология бурения комплексом со съемным керноприемником. Его применение сегодня наиболее эффективно. После бурения керн поднимают на поверхность, перемалывают и изучают. В конечном итоге определяется процентное содержание драгметалла в руде. Допустим, содержание золота превышает 1 грамм на тонну. Это значит, месторождение разрабатывать экономически эффективно. Грамм золота стоит около 2400 рублей, тонна – 2 миллиарда 400 тысяч. Сегодня стоимость унции (31,2 грамма) золота составляет около 1200 долларов США, и если затраты на добычу составят в пределах 600-800 долларов на унцию – это считается замечательным результатом.

Наш завод занимается разработкой, производством и внедрением инструмента, оборудования и технологии для разведки и добычи, которые и позволяют добиваться таких результатов.

Пользуясь услугами Оренбургского госуниверситета, силами наших специалистов был изучен рынок Таджикистана. Перед поездкой я получил информацию обо всех горнодобывающих предприятиях республики: их возможностях, производительности, финансах – все, что было доступно в открытых источниках. Для нас интересны компании, пробуривающие не менее 50 тысяч метров в год – в Таджикистане десяток таких предприятий: «Дина», «Анзорский ГОК», «Заравшан» и другие.

- Вы разработали технологию, инструмент, оборудование. А до вас как велась геологоразведка?

- Другим инструментом и по иной технологии. Раньше для добычи керна с глубины, допустим 900 м, нужно было произвести 300 свинчиваний и развинчиваний для подъема 3 погонных метров керна. Это занимало практически целый день. Все бурение занимало месяцы. Мы предлагаем эффективное инженерное решение, повышающее производительность в десятки раз. Достаточно сказать, что сегодня наш комплекс на базе буровой установки ZBO S15 обеспечивает добычу керна 2000 пог. м в месяц.

Приехали в Таджикистан, в том числе для того, чтобы провести презентацию этой технологии. Нам помогали руководство и сотрудники торгпредства России. Руководитель Михаил Кораблин и главный специалист-эксперт Татьяна Циркалюк встретили нас в Душанбе, обеспечили транспортом, поселили в отличной гостинице, организовали встречи с руководителями и специалистами предприятий. В общем, сделали все, чтобы наш визит был продуктивным, и спасибо им за это. Помощь оказала и местная торгово-промышленная палата – обеспечила информацией, контактами. За всю экспедицию я потратил совсем мало денег: в аэропорту встретили, в гостинице поселили, там и завтракал. Все время встречи, переговоры, презентации, там же обед от гостеприимных хозяев, вечером приезжал в гостиницу и… на боковую. Потратился только на проживание в гостиницах и сувениры - магнитики на холодильник!

Презентации на предприятиях вызывали большой интерес, а встречи были тёплыми и радушными. В целом мы посетили восемь предприятий, спускались в шахты, осмотрели оборудование и инструмент. В результате сегодня работаем по запросам этих компаний.

- Каким Вы увидели тамошний уровень развития производства?

- Примерно как в России в начале 90-х годов: старое оборудование и станки, дедовские условия труда, неумелый, не всегда эффективный менеджмент. Сами рабочие – в основном таджики – очень трудолюбивы. А вот среди собственников, топ-менеджмента – много китайцев, общаются с рабочими через переводчика. У них, на мой взгляд, одна цель – добыть как можно больше золота и продать, остальное не интересует. Государство покупает у них золото по нормальным ценам, и за это выдает компаниям-добытчикам беспроцентный кредит. На это они существуют: закупают оборудование, платят зарплату: у менеджеров среднего звена – 12-15 тысяч в переводе на рубли, у китайских специалистов - значительно больше.

- Общались на русском?

- Да, там понимают и говорят на русском языке, а китайцам переводили. Мы узнали пожелания заказчиков, и в 1-м квартале 2016 года готовим коммерческие предложения. Китайцы сказали: «Наземные буровые установки у нас есть, их производим сами, а подземные готовы купить у вас. Только они слишком большие, мощные и тяжелые, а в шахтах под землей нам нужны другие. Такие, чтобы их можно было двигать вручную, и грузоподъемность снизьте до 6, максимум 7 тонн».

- Конструировать заново?

- Да, и сегодня завод ведет разработку с учетом этих требований. Новая установка будет пригодна и для Таджикистана, и для УГМК, и для других заказчиков. НИОКР, разумеется, за наш счет.

- То есть вы, ничего пока не продав, влезаете в большие расходы, в том числе на опытный образец? Кредит или оборотные средства?

- Оборотные. И опытный образец мы делаем не для таджикских заказчиков. Наш клиент в России – холдинг «УГМК», и четко под них мы разрабатываем новую конструкцию так, чтобы она была универсальной. На первой установке обкатываем все замечания и сдаем заказчику. Вторая установка будет серийная, она пойдет в Таджикистан и другие места.

- Насколько это важно для области?

- Важно. Не просто так наш завод нарастил объем реализации более чем на 40% по сравнению с предыдущим, 2014 годом. На рынок Узбекистана ведь мы уже давно зашли, сегодня поставляем туда своих изделий на сумму более чем $3,0 млн в год. В Киргизии разведку сделали - есть несколько интересных предприятий, на следующий год планируем начать практические действия. Работаем с буровыми компаниями Турции. Там, правда, крепко сидит «Сандвик» со своим инструментом. Пытаемся составить здоровую конкуренцию. В планах - Монголия. Там рынок горнорудной промышленности гораздо интересней. И, конечно, самое перспективное направление – российский Дальний Восток: Хабаровск, Благовещенск. И север Дальнего Востока – Певек, Магадан. Там медь, цинк, свинец, золото, уголь, апатиты. Якутия – алмазы.

- А Таджикистан?

- В республике идет активное строительство, есть потребность в оконных изделиях, кровельных материалах, профнастиле, строительном лесе, цементе. Ждут поставщиков материалов и инвесторов в сферу строительства. Денежная единица - сомони, довольно стабильна. Рубль по отношению к сомони снизился, и продукты подорожали, стоят, как в России. В магазинах довольно скудный ассортимент, примерно, как у нас в 90-х: молочные продукты – три-четыре наименования, колбасные изделия - также. Охотно купят продукты – муку, масло, кондитерские изделия. И легкая промышленность тоже не балует разнообразием. Автомобильный транспорт достаточно развит, разветвленная сеть заправок, однако бензин дороже, чем у нас. Вообще, сложное оборудование отсутствует или морально устарело, современные высокотехнологичные товары пока не выпускаются. Уверен: от реализации продукции в Таджикистан у завода будет рост. Теперь мы точно знаем, что там востребовано, и этот рынок возьмем, потому что сделаем лучше всех. Каких-то два с половиной часа лёту – и мы там: доставим, соберем, внедрим, лучше и дешевле всех!