РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Легпром ли в выживании?

В настоящее время активно обсуждаются меры по решению нарастающих проблем вокруг легкой и текстильной промышленности России. Специалисты данной отрасли экономики сходятся на том, что за период экономических реформ она во многом потеряла прежние позиции, и сегодня ставится вопрос о ее выживании в долгосрочной перспективе. Целесообразно ли сохранять и развивать отечественную легкую промышленность, что для этого следует делать, каковы могли бы быть меры эффективной государственной поддержки, или же отрасль обречена на постепенное увядание? На эти и другие вопросы размышляют эксперты накануне Дня работников текстильной и легкой промышленности.

Маде ин Раша

Сегодня приятно удивляешься, когда встречаешь одежду с надписью на этикетке: «Сделано в России» вместо привычного «Маde in CHINA», а еще приятнее, если далее идет указание именно на твой регион. И надо сказать, что это вполне себе качественные изделия - модные, ноские, удобные. За них не стыдно, как это было раньше в СССР, когда люди испытывали комплекс неполноценности и гонялись за импортом.

Чтобы выяснить отношение российских потребителей к отечественному рынку легкой промышленности, Минпромторг РФ инициировал социологическое исследование. Уже первые опросы показали, что граждане не выражают негативного отношения к продукции, произведенной в России. По данным исследования, 30 % выбирают российское, руководствуясь доступной ценой. Для 22 % россиян причиной покупки отечественной одежды служит «потребительский патриотизм». Около 16 % одежду выбирают исходя из дизайна и внешнего вида. При этом большинство участников опроса (а именно 32 %) выбирают российскую одежду, потому что она соответствует их требованиям к качеству и удобству.

«Результаты исследования обнадеживают, - говорит Виктор Евтухов, заместитель министра промышленности и торговли. - У россиян нет предубеждения к отечественным товарам. И, следовательно, у нашей легкой промышленности есть огромный потенциал роста за счет внутреннего спроса. Конечно, эксплуатировать потребительский патриотизм долго не получится. Производители не должны сидеть сложа руки. Нужно сделать все возможное, чтобы еще больше повысить качество продукции. Удобным навигатором для покупателей в большом ассортименте продуктов станет специальный знак качества, который сейчас разрабатывает Минпромторг.

«В итоге, ориентируясь на российские товары, мы поддерживаем наших добросовестных производителей и защищаем себя от покупки контрафактных низкопробных товаров, - подчеркивает эксперт. - По поводу таких инициатив мы часто зубоскалим, но подобные знаки - мировая практика». 

Будущее за малым

Было время, когда многие даже не жалели, что отечественный легпром перестал развиваться. Но, похоже, эти времена прошли, ситуация начинает меняться.

Сегодня активно продвигаются десятки известных российских брендов. Среди них и новые марки, вроде «Киры Пластининой» или «Глории Джинс», и бренды, история которых начинается еще в советские, а то и в дореволюционные годы. Это и выросшие из народных промыслов и известные на весь мир предприятия, вроде «Павловопосадской платочной мануфактуры», или Фабрика Оренбургских пуховых платков - уникальное предприятие, осуществляющее производство знаменитых оренбургских пуховых платков и трикотажных изделий из пуховой пряжи.

Но пока еще трудно утверждать, что легпром возрождается, скорее – трансформируется: крупные предприятия распадаются на более мелкие. И как некоторые эксперты подмечают, что будущее как раз за малым и средним бизнесом.

- На моем предприятии трудится почти 90 мастериц со всего региона, - признается Альбина Абсалямова, директор ООО «Оренбургские пуховницы», альтернативного производителя пуховых платков. – Качество каждого изделия я контролирую сама.

Как отмечает предприниматель, спрос с каждым годом на ажурные изделия растет. И если раньше ООО Абсалямовой для собственного производства закупало на переработку всего 30-50 кг пуха, то на сегодняшний день объемы гораздо выше – ежемесячно перерабатывается до 2 тонн пуха. Ассортиментная линейка постоянно расширяется, придумываются новые технологии. Так, например, пух пропаривается, что позволяет сушить изделие не традиционным способом – на пяльцах, а обыкновенной глажкой. За таким платком и ухаживать удобно: ручная стирка и сушка - обычным способом, отмечают потребители.

Не первый год существует предприятие ООО «Мода–Люкс», которое является правопреемником структурного подразделения Управления бытового обслуживания населения («Оренбургшвейтрикотажбыт»).

- У нас многое сохранилось от прежнего производства – технологии, традиции пошива, - поясняет Людмила Панкова, заместитель директора. - Клиенты у нас постоянные, специализируемся в основном на изготовлении элитного постельного белья – это постельные принадлежности, подушки, одеяла, скатерти. Также принимаем заказы от организаций, в частности у нас обслуживаются суды области, которые заказывают нам мантии. В работе придерживаемся ГОСТа в пошиве изделий. Мы сегодня вне конкуренции: к нам приходят люди как в ателье и заказывают под свою постель, по своим размерам, которые бывают и нестандартные, под большие кровати. Шьем разных фасонов и размеров, люди могут выбрать любую ткань, от бязи до тенселя, в этом наше преимущество.

Свой рынок сбыта находят и такие фирмы, как ООО «Формула сна». Предприятие активно развивается, имеет уже 5 собственных магазинов, принимает заказы от детских садов на пошив постельного белья. По словам директора Ирины Антоновой, эта продукция всегда востребована, не зависит от сезонов. Тем не менее предприниматель очень четко ориентируется на спрос потребителей, а потому расширяет не только ассортимент, но и закупает различный текстиль. Огромной популярностью пользуется постельное белье из ткани формата 3D.

Пожалуй, одним из ярких представителей среднего бизнеса легкой промышленности региона можно назвать ООО «Славянка» г. Орска, специализирующееся на выпуске домашней одежды для всей семьи.

- Мы не строим грандиозных планов, но синицу в руках держим, - признается директор Людмила Трофимова. – Наш бизнес ориентирован на сезонность и развитие розничной сети. Всего задействованы 1000 человек. За 5 лет работы на рынке мы открыли 39 фирменных магазинов по области и за пределами: в Челябинске и Башкирии. Рассчитываем на собственные силы, по мере необходимости пользуемся кредитованием – обновляем оборудование, программное обеспечение. Ежемесячно разрабатываем до 27 новых моделей. Акцент делаем на сырье, закупаем в основном натуральные ткани: шуйский хлопок, тверские бязи, редко – турецкие. Привлечение инвесторов не рассматриваем, боюсь сваливать наши проблемы на чужие головы, бывает, что продукцию целыми партиями не продаем, но причина чаще в том, что не устраивает цветовая гамма.

Успешно в Орске развивается похожее предприятие ООО «Мануфактурная лавка», крепко стоит на ногах многопрофильное предприятие «РОБА» (известное в Оренбурге как ООО «Максимум»), нашедшие свою нишу, предлагая потребителям пошив фирменной спецодежды.

Дать точную статистику количества мелких и средних швейных компаний затруднились даже в Минэкономразвития области. Оно и понятно, одни открываются или заходят на оренбургский рынок с соседних регионов, другие одновременно закрываются. И это не считая тысячи различных ателье, как официально зарегистрированных, так и надомных. И у каждого – свои клиенты.

Остались на плаву

По данным Министерства экономического развития, промышленной политики и торговли Оренбургской области доля легкой и текстильной промышленности в структуре объема производства обрабатывающих отраслей составляет менее 1 %. Однако, отрасль имеет весомое социальное значение для региона, обеспечивая работой более 4,5 тыс. человек, преимущественно женского пола.

Среди прочих предприятий выделяется ООО «Альтаир», которое выпускает чулочно-носочные изделия. Компания ЗАО «Ореана» специализируется на пошиве женской верхней одежды. Сегодня она имеет постоянные заказы на изготовление формы для школьников всего Оренбуржья, которая отшивается в соответствии с установленными Правительством Оренбургской области едиными стандартами.

По словам чиновников, ведущим предприятиям отрасли является и ЗАО «ТПК «Орентекс», специализирующееся на выпуске мебельных и автомобильных тканей, которое является единственным производителем велюров в России. Осуществляет поставку тканей в 23 региона страны, а также в Белоруссию, Казахстан.

Третья часть объема производства легпрома области приходится на ЗАО «Промсинтекс». Предприятие выпускает нетканые материалы широкого применения: термоскрепленное и иглопробивное нетканое полотно, мех на трикотажной основе с ворсом из натуральной шерсти и хлопка, а также швейные изделия из него под торговой маркой «Холти».

«Промсинтекс» освоил производство нетканых материалов по технологии «мелтблоун», обширная сфера применения которых основывается на свойствах абсорбции, водонепроницаемости, высокой воздухопроницаемости.

- Ежегодно наше предприятие наращивает свои обороты. Объем выручки с момента основания вырос в 5 раз, на сегодня составляет 350 млн рублей. На производстве трудится 310 человек, средняя заработная плата составляет 19 700 рублей. Мы предлагаем 140 видов высококачественных изделий. Открыли 5 фирменных магазинов по России, в том числе – в Оренбурге, организован интернет-магазин, осуществляем оптовые поставки по всей стране от Владивостока до Калининграда. Наша продукция активно расходится и по югу России, в частности в Сочи, - поясняет Василий Худалеев, генеральный директор. - Сегодня мы можем себе позволить приобретать дорогостоящее оборудование из-за границы, а основное сырье – в Новой Зеландии, потому как для нас важно качество производимой продукции и это уже оценили потребители и сотни наших партнеров. Мы составляем серьезную конкуренцию известной белорусской компании «Белфа». Помимо основной продукции, мы производим сырье, удовлетворяющее потребностям российских обувщиков, наладили сотрудничество с обувными фабриками 260 городов. Дело в том, что в России есть дефицит мездры – выделанной овчины, наше предприятие предлагает альтернативу - искусственный мех отличного качества, и в 2 раза дешевле. Планируем в ближайшее время провести большую модернизацию швейного производства, расширить ассортиментную линейку.

Китаю не уступим

Яркими представителями легкой и текстильной промышленности Оренбуржья являются обувщики и кожевенники. В областном центре среди мелочи выделяется ОАО «Юничел–Оренбург».

- По данным статистики Роскомстата «Юничел» входит в первую тройку крупнейших производителей обуви страны. ОАО «Юничел–Оренбург» - это вполне самостоятельное предприятие, которое входит в состав холдинга. В холдинге работать легче, потому как многие вопросы решаются централизованно: закупка и поставка сырья, продвижение товара на рынок и прочее. Оренбургское предприятие специализируется на пошиве женской и подростковой обуви. Только по Оренбургу фирменной продукции «Юничел» в год продается до 120 тысяч пар, то есть занимаемая емкость рынка составляет 11 %, и она растет с каждым годом. И это не считая продаж в шести других наших магазинах по области (всего в регионе организовано 18 точек продаж). В ближайшее время откроются еще две – в Медногорске и Кувандыке. Объем реализации по области составляет 5 % от общей реализации всего холдинга,- делится цифрами Светлана Преснякова, генеральный директор. - И мы могли бы реализовывать еще больше, но мешает ряд факторов, особенно недобросовестная конкуренция – на рынки заходит дешевая китайская продукция (правда, в чем недобросовестность – нам понять не удалось. – Прим. ред.). Сегодня лучше живется тем, кто продает, а не тем, кто производит. Рентабельность продаж китайской обуви может составлять до 250 %. Наша рентабельность - лишь 17 %. Разница великая, но сбывать свою обувь по низкой цене мы не можем, потому как затраты на сырье и фурнитуры не маленькие. Мы отбираем только лучшие материалы со всего мира. Кожа доставляется из Кореи, Турции, России. Клей и фурнитура – из Италии. Нитки – из Германии. Подошва – из Италии, Польши, Турции и России. При этом из года в год российские обувщики испытывают дефицит сырья, поголовье скота сокращается: значительная часть получаемой в нашей стране кожи уходит на экспорт в крупнейшие кожевенные страны – Италию, Испанию, Китай. А потом мы у них вынуждены покупать сырье втридорога. Необходимо урегулировать этот вопрос. Если, наконец, запретят вывоз сырья из страны, то и конечная цена готовой продукции сможет понизиться. Тогда гораздо больше российских потребителей смогут носить обувь высокого качества. Тем не менее мы развиваемся, кредитуемся по необходимости, сохраняем всячески свое производство, держимся на плаву. Мы понимаем, что нельзя допускать закрытия наших предприятий, это будет грозить социальным взрывом.

О тех, кто не «выжил»

К сожалению, не выдержали конкуренции и современных рыночных условий сразу два крупных предприятия Оренбуржья: ООО «Орская швейная фабрика «Орника» и ОАО «Орская трикотажная фабрика «Ника», которая закрылась в декабре прошлого года. А ведь когда-то они гремели на всю страну: так, например, Орская «трикотажка» выпускала до 17 млн изделий в год (!).

Как считает один из экспертов Олег Суворов, преподаватель Центра повышения квалификации и переподготовки управленческих кадров ФГБОУ ВПО «ОГИМ», «диагноз» у этих предприятий один.

«В 60-70 % случаев причина распада подобных предприятий – безграмотная политика руководства, а именно неэффективное управление финансовыми потоками, затратами, ресурсами, маркетингом в целом, а также в целом низкая квалификация управленческого персонала. Существует масса альтернативных методов управления: дорогое сырье – найди дешевое, и сегодня это не проблема; сократи другие затраты, в частности коммунальные (ставьте счетчики); нефункционирующие цеха – законсервируйте; устарело оборудование – используйте лизинговые схемы. Ведь любое производственное предприятие – это как живой организм, на его проблемы нужно реагировать быстро, не ждать госзаказов или манны небесной. Сейчас множество программ поддержки, возможностей получения грантов».

- Однозначно назвать причину банкротства предприятий сложно. И кризисы бывают разными, в одном случае крупным предприятиям выживать легче, в другом – труднее. Многое зависит от умения руководства управлять в условиях неопределенности. Кто быстрее отреагирует на условия рынка, тот и выживает, - высказывает свою точку зрения Андрей Аникеев, президент ООО ТПГ «Армада», председатель совета директоров ЗАО ТПК «Орентекс». – И если все же какие-то предприятия легкой промышленности восстановить можно, поскольку стоимость единицы швейного оборудования невысока -  порядка 3–4 тыс. долларов, то текстильному предприятию тяжелее входить или восстанавливаться на рынке: стоимость одного станка 200 тыс. евро, и одним станком не обойтись. Поэтому после падения старых советских текстильных предприятий новые не зарождаются: слишком большие капиталовложения, а окупаемость уходит за пределы горизонтов разумного бизнес-планирования.

Проблема в кадрах

Пожалуй, один из важных вопросов легпрома, - кадровый потенциал. Уже сегодня производители особенно остро чувствуют нехватку профессиональных швей.

В одной московской школе управления «Сколково» провели исследование и составили список из 13 профессий, которым осталось существовать менее 20 лет. Часть из них, по данным исследования, исчезнет в России уже к 2020 году.

Профессия швеи не исчезнет окончательно, однако вакансий этой специальности станет заметно меньше. Швеи будут делать только эксклюзивные, штучные товары, а одежду для массового потребления можно будет производить с помощью 3D-печати.

Так это или нет, покажет время, но число желающих обрести профессию швеи, портнихи заметно уменьшается, что подрывает работу предприятий.

Причин тому несколько. С одной стороны – профильные лицеи закрывают «за ненадобностью», а в тех профессиональных училищах, где еще остались швейные факультеты – существенный недобор. Так, совсем недавно в Орске был закрыт целый профессиональный лицей № 2, который ежегодно обучал до 500 студентов по специальностям: «оператор швейного оборудования», «портной», «закройщик», «художник по костюму», «художник росписи по ткани», «модистка головных уборов», «вышивальщица», «слесарь швейно-трикотажного производства». Лицей славился высокопрофессиональным педколлективом. А на учреждении всегда висела табличка: «Училище высокой культуры».

- Иногда нам приходится обращаться в Центр занятости за помощью, - говорит Людмила Трофимова, директор ООО «Славянка», _ отправляем туда желающих на обучающие курсы, но в основном это женщины среднего и старшего возраста, молодежь не приходит.

Снижение числа желающих в Оренбурге обучаться швейному делу отмечает заместитель директора по УВР ГАОУ среднего профессионального образования «Колледж сервиса г. Оренбурга Оренбургской области» (бывший ПЛ № 18) Раиса Амелина. По ее словам, сегодня на эту специальность набирается 1–2 группы по 25 человек.

- А в 70-80-е годы наш лицей выпускал по 300-400 профессиональных портных-закройщиков, - констатирует Раиса Владимировна.

Такой же порядок цифр приводит и Ирина Золкина, директор ГБОУ СПО «Оренбургский государственный колледж»:

- На протяжении 15 лет набираем всего одну группу на специальность – моделирование и конструирование швейных изделий, это 25 человек. По окончании колледжа стараемся всех трудоустроить, наши выпускники работают в основном в Оренбуржье, есть случаи, когда они трудоустраивались в столице России, а также в Башкирии, Казахстане. Но многие предпочитают работать на себя, дома.

- Одна из причин такого положения дел - это непрестижность профессии, маленькая заработная плата, - считает Валентина Новикова, председатель Оренбургской областной организации Российского профсоюза работников текстильной и легкой промышленности. Однако, по мнению Андрея Аникеева, это временное явление, которое сложилось из-за демографического спада в 90-е годы, когда детей рождалось меньше. Как считает эксперт, через несколько лет ситуация может измениться в другую сторону.

А пока вопрос дефицита кадров каждый производственник решает самостоятельно. К примеру, ОАО «Юничел–Оренбург» организовало свои классы и с нуля обучает желающих, платит «учебные», тут же практикует.

- У меня простаивает вторая линия, - делится Светлана Преснякова, - я могу принять 30–40 человек. Да, зарплата невысокая, но ведь наше предприятие одно из немногих, которое предоставляет полный соцпакет, в том числе это и всевозможные выплаты, путевки в детские лагеря, работникам – в санатории, фирменная спецодежда, организовано питание – цены очень низкие: полный обед с тремя блюдами может обойтись в 40 рублей, преимуществ масса. Но люди не идут.

Споры о Всемирной торговой организации

До сих пор не утихают дискуссии о рациональности вступления России в ВТО: кто-то уже видит пользу от подписания договора, а кто-то по сей день уверен в невыгодности его условий для нашей страны. Однако равнодушных к будущему российских торгово-промышленных предприятий нет.

- Легкая промышленность — одна из отраслей, которая не поддерживала идею вступления в ВТО, - комментирует Валентина Новикова, - это может привести к гибели многих отечественных предприятий, а доля импорта существенно повысится.

Против ВТО выступили и руководители более двадцати предприятий – производителей кожи, обуви и химических материалов, в том числе ЗАО «Юничел».

- Мы написали обращение к президенту РФ. В письме мы просим, чтобы был принят ряд срочных мер для сохранения отечественного производства, - поясняет Светлана Преснякова. - В сложившейся политической и экономической ситуации велик риск остаться без кожевенных ресурсов, так как экспортная пошлина на сырье снизится в 2,5 раза, а на полуфабрикаты уже снизилась, и объемы его экспорта постоянно растут. Неравная конкуренция на российском обувном рынке усиливается. По условиям ВТО, снижены импортные пошлины, растет легальный и нелегальный импорт, обувь ввозится через границы Республики Казахстан. По экспертным оценкам, доля незаконной продукции достигает 40 %, но решение об уничтожении такой продукции не выполняется. Особую тревогу и озабоченность обувщиков вызывают готовящееся подписание соглашений о беспошлинной торговле с Вьетнамом и Индией. В США, к примеру, за поступлением импорта ведется строгий контроль, в Турции государство берет на себя оплату четверти потребляемой производителем энергии, половину выплат в фонд социального обеспечения и 100 % отчислений в пенсионный фонд. В Китае производители первые три года полностью освобождаются от налогов, китайский предприниматель начинает платить налоги полностью лишь на пятый год работы. А у нас в государстве выгоднее пустить на внутренний рынок практически неконтролируемый объем товаров из-за рубежа, уничтожив последнюю возможность поднять свой легпром. На рынке ширпотреба крутятся огромные деньги, ведь потребитель никуда не ушел, а спрос на одежду и обувь есть и будет всегда.

- Да, ситуация для отечественной легкой промышленности обострилась. Но профессионалам нечего бояться ВТО, в частности нашему предприятию, где качество выпускаемого товара соответствует самым высоким требованиям, - делится Василий Худалеев. - Уверен, что российский рынок столь велик, что товар с оптимальным соотношением «цена - качество» всегда найдет своего потребителя. Так что ниша между дешевым китайским ширпотребом и дорогим европейским «индпошивом» еще далеко не переполнена - места хватит всем.

«Мы давно живем в условиях ВТО, вся экономика уже «серая», большая часть импорта идет по «серым схемам», - высказывает мнение Андрей Аникеев. – Но последние события с Украиной, сложившиеся взаимоотношения с США и Евросоюзом заставили задуматься российское правительство о том, что надо больше уделять внимание своему производству. Да, будет трудно. Ведь сегодня большая проблема у нас еще и в том, что нет лидеров: нужны условные Саввы Морозовы, чтобы возродить или создавать отечественное производство.

Еще одна проблема: сегодня нет внятной промышленной политики, исходя из которой можно было бы выстраивать приоритеты. Понимание того, что Россия сырьевой придаток мировой экономики, так и не укоренилось, оно уходит. Поэтому нужно думать, как самим производить, как перерабатывать все сырье, которое мы добываем, чтобы получать прибавочный продукт, зарабатывать, чтобы были новые рабочие места, платить достойную заработную плату, перечислять налоги государству.

ВТО нипочем

Большую роль в возрождении российского легпрома могут сыграть, на первый взгляд, неожиданные решения, т. е. появление таких предприятий, как Оренбургская носочная фабрика. Она образовалась в год вступления страны в ВТО и заняла свою нишу на, казалось бы, уже давно поделенном рынке, в котором превалирует китайская продукция. Сегодня это молодая амбициозная организация, которая вот уже два года развивается по всем законам экономики и показывает на деле неплохие результаты.

- Нашему предприятию всего 2 года. Весь парк оборудования закупался по индивидуальному заказу у ведущих европейских производителей. В будущем в рамках развития детского ассортимента мы планируем расширять парк машин, - рассказывает Надежда Бочкарева, директор предприятия. - Для этой цели у нас есть возможность привлекать банковские кредиты, ведутся переговоры с Минпромторгом России о получении субсидий на возмещение части затрат в виде процентов по инвестиционным кредитам.

Сама по себе Оренбургская носочная фабрика – это крупный инвестиционный проект с объемом инвестиций в несколько сот миллионов рублей. На сегодняшний день мы увеличили объем выпускаемой продукции до 2 млн шт. в год, что соответствует 90 % загрузки имеющегося оборудования. Более того, на этом мы не останавливаемся, разрабатываем новый ассортимент, выпускаем и успешно продаем носки из экологически чистого продукта: хлопка, бамбука, эвкалипта, рассматриваются варианты производства носков с ионами серебра. Одно из перспективных направлений – «корпоративные заказы»: это выпуск носочных изделий с логотипами компаний.

Активно участвуем в тендерах, госзакупках. Согласно нашей 5-летней стратегии развития планируем увеличить объем выпуска продукции в пять раз, т. е. к 2018 году количество выпущенных носочных изделий будет достигать 10 млн шт. в год.

За два года плодотворной работы продукция Оренбургской носочной фабрики нашла своего покупателя, как розничного, так и оптового. Фабрика активно сотрудничает с крупными областными и региональными торговыми сетями, работает над шаговой доступностью своего товара. Для этого запущен интернет-магазин, где представлен весь ассортимент. Также активно ведутся переговоры с федеральными торговыми сетями.

До «Текстильной долины» как до Китая?.. или Помогают сильным

- Увы, но сегодня помогают сильным. А потому в области необходимо создавать некий кластер промышленников, безусловно, развивать местное производство, создавать новые высокотехнологичные рабочие места, тем более что есть инфраструктура, базовые предприятия. К примеру, ОАО «Орентекс» может выпускать ткани для спецодежды, ткани для силовых структур и мебельные ткани. Идея «Текстильной долины» пока в разработке. В ее основе лежит текстильный комбинат, вокруг располагаются производители мебели, раскройщики, швейные цеха. Подобный кластер необходим затем, чтобы повысить конкурентоспособность фирм и максимально удовлетворить запросы заказчиков, -  поясняет Андрей Аникеев. - С помощью кластера можно выполнить объемные внешние заказы, которые не под силу одному предприятию. Дополняя друг друга в рамках одной области и предлагая различные услуги, предприятия смогут привлечь больше клиентов и сберечь расходы, например, по совместной рекламе.

О кластерах так активно заговорили именно сейчас потому, что они видятся в качестве средства, которое способно противостоять процессам глобализации экономики и вывести национальную экономику на новый виток развития. И при этом странам и регионам сохранить свою промышленность, свои предприятия, свой малый и средний бизнес.

Государственные меры по спасению легпрома

По словам Виктора Евтухова, Минпромторг РФ собирается не только продвигать на мировом рынке российских производителей легкой и текстильной промышленности, но и создавать новые технологии и материалы. Спрос на отечественную продукцию будет, уверен замминистра. «Первые ощутимые подвижки уже есть, о чем говорит достигнутый впервые за последние два года 5_процентный рост в текстильном и швейном производстве по итогам 2013 года и 7_процентный рост по итогам первого квартала 2014 года, - заявил Евтухов. - На мой взгляд, нам удалось переломить ситуацию».

На улучшение положения дел в отрасли повлияли и региональные программы поддержки. Так, по данным Министерства экономического развития Оренбургской области, в период с 2010-го по 2012 год в регионе реализовывалась целевая программа «Развитие легкой промышленности Оренбургской области на 2010–2012 годы», которой предусматривалось выполнение следующих мероприятий: возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным предприятиями легкой промышленности в российских кредитных организациях на расширение, техническое перевооружение и модернизацию производства действующих предприятий; возмещение части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным предприятиями легкой промышленности в российских кредитных организациях на пополнение оборотных средств для приобретения сырья и материалов.

 Программой были утверждены финансовые средства в объеме 275,9 млн рублей, в том числе ассигнования из областного бюджета – 8,525 млн рублей, привлеченные средства – 267,4 млн рублей, из них 118,4 млн рублей – кредиты коммерческих банков.

На выполнение мероприятий по модернизации и развитию производства предприятий легкой промышленности были направлены финансовые средства в объеме 343,9 млн рублей (124,6 % к утвержденным по программе).

Благодаря осуществляющейся форме поддержки в текстильном и швейном производстве в 2013 году в сравнении с 2012 годом отмечалось увеличение производства на 20,7 %.

С 1 января текущего года в области принята государственная программа «Экономическое развитие Оренбургской области» на 2014_2015 годы и на перспективу до 2020 года», в рамках которой реализуется подпрограмма «Развитие обрабатывающих отраслей промышленности Оренбургской области» на 2014–2020 годы.

- При реализации мер государственной поддержки предприятиям обрабатывающих отраслей промышленности к приоритетным направлениям деятельности относится легкая промышленность, - поясняют специалисты министерства. Комплексная программа мер поддержки разработана и в российском Минпромторге. В марте текущего года министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров докладывал президенту о перспективах и о путях развития промышленности. Президент сам определился с приоритетами, и теперь министерство вместе с другими ведомствами приступит к их воплощению. В частности, речь идет о расширении доступа к дешевым инвестиционным ресурсам, о долгосрочных налоговых льготах (до 2025 года) для новых предприятий, об обнулении федеральной части налога на прибыль с нынешних 2 % и снижении региональной части налога на прибыль до 5 % и нулевой ставки налога на имущество. По мнению чиновников и руководства страны, все эти меры должны дать новый толчок, стимулировать рост нашей экономики и промышленного производства, обеспечивать конкурентоспособность российских товаров.

Елена Булгакова.