РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Вячеслав Лагуновский, общественный бизнес-омбудсмен

Вячеслав Лагуновский впервые встретился с отдельными представителями делового сообщества региона в новом качестве – защитника прав предпринимателей. Бизнес-омбудсмен Оренбургской области выслушал и разобрал некоторые персональные проблемы бизнесменов региона.

Желающих попасть на прием к Вячеславу Кашифовичу было гораздо больше, чем тех, кто сумел-таки тет-а-тет, если не считать прессы, обсудить наболевшее с омбудсменом. На первом приеме рассматривались проблемы, которые были наиболее актуальны и изложены письменно. В результате уполномоченный рассмотрел заявления от одиннадцати человек, в большинстве своем – индивидуальных предпринимателей (по этическим нормам редакция издания ФЭБ не называет имена предпринимателей, фамилии изменены).

«Встречаться будем часто»

Первым начал бизнес-омбудсмен:

- Давайте так, Вы докладываете суть вопроса, и мы вместе будем думать, как его решить.

Представитель предпринимательства из Абдулино к разговору подготовился основательно: все проблемы выписал для себя в блокнот.

«Самый больной вопрос у меня по Постановлению Центробанка России от 12.10.13 года № 373-П о ведении кассовых операций. Сам закон я перечитывал 3 раза. Налоговая требует от ИП вести кассовые книги, а также отчет о лимитах. Как может индивидуальный предприниматель прийти в банк, не имея расчетного счета, взять в банке справку о лимитах или вести кассовые операции? Тем не менее наши предприниматели всеми правдами и неправдами приносят эти справки в налоговую.

Затем, в этом законе написано, что индивидуальные предприниматели  могут вести все «расходники» и «приходники» в электронном виде. Но специалисты налоговой службы требует от ИП представлять финансовые документы в распечатанном виде и с личной подписью, а на электронных носителях не принимают. Чтобы распечатать за год всю кассовую книгу, на это уйдет 2 пачки бумаги и уйма времени: каждый лист нужно разрезать и подписывать. Мой сын уже столкнулся с этой проблемой, у него также не приняли документы в электронном варианте.

Я попытался позвонить в Оренбургскую налоговую инспекцию, подумал, может, наши налоговики неправильно поняли и разъясняют нам закон. Но ни на один заданный вопрос оренбургский специалист мне не ответила, затем сослалась на то, что ее вызывает начальство и бросила трубку».

Во время встречи предприниматель не скрывал, четко называл фамилии тех, кто отказал ему в помощи, и насколько тот или иной специалист оказывался компетентным в том или ином вопросе.

Вопросов и проблем у представителя из Абдулино оказалось немало: это и о «несправедливом» решении местной администрации о нормах соблюдения минимальных расстояний от образовательных учреждений до объектов торговли алкогольной продукцией, внеплановых проверках надзорными органами. Один вопрос о резком повышении отчислений в пенсионный фонд,  и как следствие – снижение благотворительной деятельности со стороны предпринимателей, обратившийся выделил особенно.

 «Я понимаю, Вы как представитель Совета по развитию предпринимательства района переживаете за много направлений предпринимательства, но давайте их как-то поделим на части, - предложил Лагуновский. - Я восемь вопросов для себя записал, и думаю, что можно так и продолжать это делать. Одним из положений закона является то, что институт омбудсмена призван устранять сложности во взаимоотношениях предпринимателей и органов власти. Поэтому я Вас попрошу заполнить бланк заявления, сформулируйте в нем суть вопросов, наиболее важных для Вас.

Буду действовать в рамках своих полномочий, в частности, омбудсмен имеет право писать и рекомендации, и заключения муниципальным органам власти, а потому мы займемся решением и того вопроса, которое касается установленных норм минимальных расстояний от школ  до объектов, торгующих алкогольной продукцией в вашем городе».

По окончании представитель предпринимательства Абдулино задал вполне резонный вопрос: «Насколько часто мы будем встречаться, или сейчас поговорили и все?»

- Все будет зависеть от Вас. Поскольку я еще являюсь и директором Союза промышленников и предпринимателей, - напомнил Лагуновский, - а Вы член Совета по развитию предпринимательства, то мы сможем встречаться тогда, когда это будет нужно, без всяких общественных приемов.

Перевозчики против «бомбил»

Следующий предприниматель приехал из Акбулака, им оказался частный пассажирский перевозчик. Но свое обращение начал по-деловому, с общего вопроса:

- Хотелось бы узнать: будут ли такие встречи проходить по области?

- Представители института омбудсменства  будут работать в районах, и мы обязательно сообщим об этом. Уже сейчас у нас есть своего рода трибуна, правда, электронная. Orenprom.com – это бизнес-портал, центр обмена деловой информацией.

Получив ответ, индивидуальный предприниматель поведал о своих проблемах в области пассажирских перевозок: «Тяжело, надо и людям зарплату выплачивать, отчисления в налоговую делать, ежедневно платим за медосмотр, а тут прибыль сбивают «бомбилы», с ними инспекторы не борются. А как быть тогда с нелегальными извозчиками?»

- Я Вам скажу, что с «бомбилами» ситуация будет ужесточаться, - уверил Лагуновский. - И я как омбудсмен, и руководитель Союза промышленников провожу тесную работу и с прокуратурой, и государственными органами. Я понимаю, нелегальные перевозчики не создают ни должных условий, ни комфорта, не заботятся о безопасности пассажиров. А Вы можете привести конкретные факты?»

-А что факты? Приезжайте на наш вокзал, посмотрите, как они дружно работают, вытесняют тех, кто работает легально. Все в городе об этом знают и видят, но ничего не предпринимается, - сетует предприниматель.

- Согласен, что в некоторых районах ситуация с перевозчиками действительно вопиющая, будем разбираться. А по вопросам, касающихся штрафов, замене номера, нужно обращаться в ГИБДД. Но давайте так, я Вас прошу обратиться к Дмитрию Старостину, замминистра минэкономразвития по этому вопросу. Думаю, он сможет помочь.

«Что творится с банками?»

- У меня всего один вопрос, и он лаконичный, – начал с ходу предприниматель из Оренбурга, - что творится с банками? Я занимаюсь строительством различных объектов госзначения, выигрывая соответствующие тендеры. Когда заказываю сумму в 400-500 тыс. рублей в банке, в котором обслуживаюсь, мне говорят, что могут дать только 150 тыс. рублей. Кто это придумал? Или это внутреннее распоряжение банка? Ведь есть некоторые счета, которые я должен оплатить именно «наличкой». Этот вопрос не только меня волнует, я встречался с коллегами, которые строят дома, а квартиры не продаются, оказывается, у нас нет «налички»?!

- Дальше будет еще хуже, - разочаровал его Вячеслав Лагуновский, - потому что государство ужесточает дисциплину, особенно в отношении региональных банков. Не все банки выдерживают условия этой дисциплины. Есть банки, которые были созданы для того, чтобы «отмывать» так называемый «черный нал». Поэтому появляются инструкции, требования. Так, на хозяйственные расходы теперь установлен лимит.

- Я это понимаю, но почему мне выдали вместо 500 тысяч 150? – возмущался предприниматель. – Что это за лимит? Почему не 250 тысяч, например?

- Этот вопрос Вы можете задать управляющему банка, где Вы обслуживаетесь, - посоветовал бизнес-омбудсмен. – Снять деньги на хознужды Вы можете, но теперь необходимо не только заказывать их заранее, но и писать обоснование. То есть бесконтрольного расходования средств, как это было ранее, уже не будет. Скорее всего, дальше все больше будет вводиться порядка. У нас есть общественный совет по предпринимательству, в который входят и банки, с ними порассуждаем, что делать. Поверьте, они страдают от нововведений не меньше, чем предприниматели.

«Селу нужны структурные изменения!»

- Я прошел все круги ада! – начал довольно эмоционально предприниматель из Краснохолма Оренбургского района. -  Встречался с предыдущим министром сельского хозяйства области, его замом, единожды с губернатором. Но знаете, что подвигло меня на эту встречу? Я слушал выступление губернатора, который сказал, что было вложено 7 млрд рублей в сельское хозяйство области. Но я повторю, что можно вложить и 14 млрд рублей – результат будет тот же. Пройдено то время, когда финансовые вложения могли решать какие-либо вопросы. Я слышу с экрана телевизора, от местных чиновников, в том числе от губернатора, который говорит, что сельхозпредприятиям сегодня нужно производить, перерабатывать, реализовывать – это же каменный век!

Предположим, произвел я что-то, но переработал не так, недостаточно реализовал – все, развития нет. Потому предлагаю изменить систему выделения дотаций. Т.е. давать средства не каждому сельскому хозяйству на каждый гектар или корову, а создать государственное предприятие, которое бы осуществляло распределение заказов, контролировало бы каждый вложенный бюджетный рубль, и крестьянин, к примеру, выращивая скот, будет знать, куда ему деть эту продукцию. Я уже несколько лет пытаюсь продвинуть эту идею. Но прежний министр сельского хозяйства ответил, что правительство не может создавать такие предприятия.

- Но тут прав бывший министр Соловьев: нет такого права у областного правительства. У меня к Вам такой вопрос: фермерскую деятельность Вы свернули, насколько я знаю, чем сейчас живете? – поинтересовался Лагуновский.

- Оформил ИП, есть склад, небольшой магазин – поделился предприниматель.

- Понятно. Следующий вопрос: а Вы знаете такую систему, как аутсорсинг, когда некие функции федеральных предприятий передаются коммерческим организациям? У нас в области появилась группа предпринимателей, которая, к примеру, в Сакмарском районе с одобрения правительства области будет создавать подобный распределительный склад. Это коммерческое предприятие, которое основано на частные инвестиции. В этой связи задаю Вам прямой вопрос: а Вы не хотели бы изучить этот опыт и как очень инициативный человек выступить и в вашем районе с подобной инициативой? В вашем районе есть для этого все условия: сельхозпроизводители, выгодное географическое расположение – близость к областному центру, есть энергоресурсы.

- Да, есть у нас сельхозпроизводители, - ответил предприниматель. - Но Вы не представляете, что творится на селе: пашется абсолютно все, органика в почву не вносилась, наверное, лет 20, плодородный слой отсутствует, сеется что попало – надеются на урожай. И каждый год так.

Ведь никто не задумывался, откуда у нас появились эти неурожайные годы. И в следующем году будет год неурожайным, если не остановить этот беспредел! В 2007-2008 годах многие мелкие фермерские хозяйства, которые получали неплохие урожаи, распались, а потому что некуда и тяжело было продать то, что вырастили, и бывший министр сельского хозяйства не помог нам в этом. Вот я еще записался на прием к Сухареву, ну куда они смотрят – пустые подворья, нищие деревни! Надо что-то делать, сельскому хозяйству нужны структурные изменения!

- Давайте так, я переговорю с инициаторами проекта в Сакмарском районе, это примерно то, о чем Вы говорите. Вы с ними встретитесь, поговорите и, возможно, «загоритесь». В Вас вижу инициативного человека. И еще Вам надо встретиться с новым министром – Михаилом Масловым. Сейчас пришла другая команда.

Жилая стройка в промзоне

«Нарушение предпринимательской деятельности в земельном вопросе» – именно так сформулировал свою проблему бизнесмен из Оренбурга.

- Вашу проблему знаю, изучил, отдавал на рассмотрение специалистам. Но дело в том, что мне запрещено вмешиваться в споры двух хозяйствующих субъектов. А потому могу помочь Вам только в выборе опытного юриста, - сразу пояснил бизнес-омбудсмен.

- Но у меня–то как раз проблемы во взаимоотношении с властями, - уточнил обратившийся. – Вот, к примеру, незаконное строительство жилого дома в промышленной зоне. Я так понимаю,  ответственность за постройки в городе должен нести главный архитектор?

- У вас есть правоустанавливающие документы на владение землей. И там указано, что это промышленная зона? Есть ли там контуры вашего участка? – задал несколько уточняющих вопросов Лагуновский. – Возможно, генплан города изменился…

- Сделал все запросы, могу ответить, что генплан не изменился, - пояснил бизнесмен. - Обращался в прокуратуру с вопросом: правильно ли, что промышленную зону застраивают многоквартирными домами. Они запросили ответ у архитектора, который ответил: неправильно, нарушают закон, строительство идет без документации. Но как можно!? А потом через суды сам застройщик доказывает, что это не многоквартирный дом, а жилье на одного хозяина(!). Но почему-то меня как заинтересованное лицо и третью сторону на суд не пригласили. В генплане, который мне удалось получить через суд, указана разметка новых участков с кадастровыми номерами.

- Значит, генплан составлен без учета границ Вашего предприятия? Тогда можно было бы подавать  в суд на архитектуру? – удивился правозащитник.

Справедливости ради, предприниматель признался, что кадастровый план был составлен с учетом 100-метровой промышленной зоны. Но как оказалось, в нем не показана жилая застройка.

- Строительство ведется без учета имеющихся коммуникаций, всевозможных сервитутов. И со мной как с первым владельцем земельного участка строительство не согласовано, - пояснял мужчина.

- Значит, сейчас Вы должны написать исковое заявление. Подберем Вам нормальных адвокатов, которые не бросят человека. Подготовим иск, и на его основании обратимся к городским властям. Тогда это возымеет действие, - предложил такой выход из ситуации Лагуновский.

Похороны бомжей  вне конкуренции

Следующие вопросы четырех предпринимателей, которые пришли на встречу к омбудсмену, касались также взаимоотношений с местными властями или федеральными структурами.

Вопиющая история произошла с исполняющим обязанности директора ООО «Память» Верой Романовой из Сакмарского района (имя названо с согласия руководителя организации. – Прим. авт).

- Я же являюсь председателем Сакмарского районного отделения ВОИ, ООО «Память» входило в его состав. Мы занимались захоронением инвалидов и в том числе, согласно бессрочному Соглашению от 23.11.2007 г.  между местной администрацией и нами, осуществляли захоронение безродных и не имеющих постоянного места жительства людей. За период 2012-2013гг. было захоронено 3 таких человека, больше ни одна организация этим не занималась. Трупы некоторых из них месяцами лежали в лесопосадках, мусорках, а мы хоронили их по-человечески. Из бюджета на погребение каждого выделялось около 5 тысяч рублей. А теперь Федеральная антимонопольная служба судит нас за то, что мы проигнорировали закон «О защите конкуренции», нарушили статью 8 Конституции России о свободе экономической деятельности, что деятельность по оказанию ритуальных услуг осуществляется на конкурентном рынке и т. п.

Специалисты Оренбургского ФАС РФ напомнили Вере Петровне, что, помимо ООО «Память», на территории МО «Сакмарский район» Оренбургской  области действуют и другие хозяйствующие субъекты, в том числе  ООО «Сакмарская мемориальная компания», ИП Путина. И по закону по захоронению бомжей нужно было объявить конкурс. Теперь, как следствие, Романовой и главе администрации района предстоит выплатить огромные штрафы.

Лагуновский пообещал помочь женщине.

- Конечно, это не те суммы, из-за которых надо объявлять конкурс. Нужно изучить тщательно вопрос. Я свяжусь с руководством муниципального образования Сакмарского района, министром социального развития области Татьяной Самохиной, подключиться и помочь в этом вопросе пообещала и Нина Сергеевна Пивоварова, руководитель приемной Президента России в областном центре. Уверен, выход есть.

Первые итоги

Прием закончился поздно вечером…

- Я принял 10 из 11 человек (один не приехал. – Прим. авт). И даже если бы приехало 20 человек, выслушал бы всех. В целом первая встреча прошла продуктивно, - дал комментарий Лагуновский. - Хорошо, на мой взгляд, что были предприниматели с районов. В двух территориях – Акбулаке и Абдулино – до сих пор нет порядка. Люди приходили не просто высказаться, а за тем, чтобы получить вразумительный ответ. Многим не хватает компетентности, чтобы правильно оценить сложившуюся ситуацию. Я услышал конкретные проблемы, над которыми серьезно нужно будет подумать, предпринять конкретные шаги в их решении.

Елена Булгакова.