РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Земледелие – рискованное. А скотоводство?

По данным экспертов, наша страна производит только половину от потребности населения в говядине. А потому вопрос развития мясного скотоводства сегодня очень актуален. И Оренбургская область является одним из перспективных регионов для данного направления сельского хозяйства. Она занимает второе место по численности поголовья КРС. Тем более что в текущем году правительством области обещано выделить дополнительные субсидии для животноводческих хозяйств.

Сегодня мясной пояс России определяют Ростовская область, Ставропольский край, Республика Калмыкия, Оренбургская область, Челябинская область и Республика Башкортостан. По данным экспертов, доля этих регионов в совокупной численности скота мясных пород среди сельхозорганизаций составляет 58 %. Также в ТОП-10 регионов традиционно входят Алтайский край, Краснодарский край, Республика Татарстан и Забайкальский край.

Масштабная модернизация

– Мясное скотоводство является традиционным для Оренбуржья, в регионе насчитывается около 200 сельскохозяйственных предприятий, занимающихся животноводством, - подчеркивает и. о. первого вице-губернатора Сергей Балыкин. - Одна из задач, которую поставило перед оренбургскими животноводами российское правительство, – увеличить поголовье мясного скота. В Оренбуржье он представлен преимущественно казахской белоголовой, калмыцкой, симментальской, красной степной, герефордской породами. Предпочтение наши селяне-аграрники отдают отечественным породам, которые наиболее приспособлены к нашему резко континентальному климату.

Уже сегодня в области активно реализуются инвестиционные проекты, направленные на развитие мясной отрасли. В настоящее время в 15 районах области реконструируют и модернизируют действующие фермы, строят новые комплексы для развития животноводства. Так, в Саракташском районе ООО МК «Меркурий» разработан инвестпроект «Развитие мясного скотоводства», который предусматривает поэтапный завоз 2400 голов племенного маточного поголовья мясного скота, строительство животноводческого комплекса, включающего 5 откормочных площадок на 25 000 голов молодняка. Мощность проекта – 15 500 тонн скота на убой в живой массе в год. Общая стоимость проекта – 6, 2 млрд рублей. ООО «ОренБив», за которым стоят крупные итальянские инвесторы, завершает строительство убойного производства КРС мощностью 25 тыс. тонн в год. ООО «СГЦ Вишневский» Оренбургского района с дочерней компанией завершает строительство свиноводческого комплекса на 110 тыс. голов свиней с собственным производством по убою и глубокой переработке мяса мощностью до 5000 тонн в год. В Бузулукском районе пущен в эксплуатацию свиноводческий комплекс ООО «АгроХолдинг» на 12 тыс. голов в год. В Орске на полную производственную мощность вышла первая очередь свиноводческого комплекса ООО «Орский бекон» на 50 тыс. голов в год. Реализация подобных проектов позволит заполнить местный рынок экологически чистым продуктом и открыть новые рабочие места, считают в правительстве области.

Ставка на племхозяйства

Особое внимание в Оренбуржье уделяется развитию племенных хозяйств. Именно они обеспечивают стабильный рост показателей в региональном животноводстве. В области числится 73 организации по племенному животноводству, в том числе четыре селекционных центра (ассоциации) по породам крупного рогатого скота, лаборатория иммуногенетической экспертизы, одно генофондное хозяйство, 8 племенных заводов (из которых два по молочным породам) и 57 племенных репродукторов (19 из них по молочным породам). Проводится работа по искусственному осеменению животных. К примеру, ОАО «Оренбургское» успешно и не первый год занимается производством высокоэффективной спермопродукции, соответствующей мировым стандартам. По словам гендиректора Юрия Ростовцева, на данный момент на предприятии хранится более 700 000 доз семени элитных быков, баранов, козлов – производителей, из них 160 000 доз быков мясных пород.

- В регионе создана крепкая племенная база скота специализированных мясных пород, состоящая из четырех племенных заводов и двадцати четырех репродукторов, общей численностью 27,3 тыс. голов племенного поголовья, в том числе 11,5 тыс. коров, - поясняет Сергей Балыкин. - Удельный вес племенных животных в общем поголовье мясного скота по сельскохозяйственным организациям составляет 23,2 %. Из 11,5 тысяч племенных коров 66,1 % приходится на животных казахской белоголовой породы (7621 голова), 18,7 % - калмыцкой (2158 голов), герефордской – 9,6 % (1107), симментальской – 3,3 % (383 головы) и 260 на животных каргалинского типа.

Ежегодно такие хозяйства реализуют сельхозтоваропроизводителям до 2–2,5 тысяч и более голов продуктивного племенного скота. Проявляется интерес к оренбургским племенным у животноводов соседних регионов и республик.

- Наше предприятие имеет статус племенного хозяйства по разведению КРС герефордской породы. Реализуем как телок, так и бычков, - поясняет Владимир Семенов, директор ООО «КХ им. Калинина» Саракташского района. - Основная реализация идет по Оренбуржью, несколько голов были куплены Свердловской областью.

А совсем недавно был заключен договор между министерством сельского хозяйства области и ГУ «Управление сельского хозяйства Актюбинской области» о приобретении от 1000 до 1500 голов скота калмыцкой и казахской белоголовой пород. Соседи отметили достаточную упитанность данных пород и другие показатели.

Фермеров становится больше

В Оренбуржье ведется целенаправленная работа по развитию и поддержке КФХ и семейных животноводческих ферм путем выделения грантов. Новый вид господдержки оказывается третий год подряд. Число фермеров в области заметно увеличилось.

- В 2012 году такие гранты получили 24 фермера на общую сумму 59,4 млн рублей, в 2013 году победителями были признаны 57 фермеров, из них 9 глав семейных животноводческих ферм и 48 начинающих фермеров, получивших гранты на общую сумму 133,4 млн рублей, а уже в этом году на заседании конкурсной комиссии по отбору начинающих фермеров и семейных животноводческих ферм были признаны победителями 65 фермеров, из которых 54 – начинающие и 11 - семейные фермы, - пояснила Светлана Леденева, начальник отдела по развитию и сбыту продукции ЛПХ и КФХ, регулированию земельных отношений и садоводству Министерства сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности Оренбургской области.

По словам специалиста, 4 июня победителям были торжественно вручены сертификаты на получение грантов на общую сумму 147,7 млн рублей из средств федерального и областного бюджетов. В 2015 году на эти мероприятия запланировано также не менее 147,7 млн рублей.

Уже сейчас можно сказать, что такой вид поддержки очень результативен. Начинающие фермеры не только осваивают средства, закупая скот, технику, но и трудоустраивают односельчан. Размер господдержки зависит от потребностей фермера от нескольких сотен тысяч до миллионов рублей, но строго на определенные цели.

Так, успешно начали свое дело Александр Кравец из Медногорска. Свой грант глава КФХ получил в прошлом году и на эти средства приобрел молодняк КРС казахской белоголовой породы, трудоустроил два человека. Александр Руденко из Новотроицка также стал победителем прошлого года и получил средства на развитие своего КФХ: купил трактор «Беларусь 82.1» и 27 телок казахской белоголовой породы, трудоустроил три человека.

Как отметили специалисты минсельхоза региона, нецелевого расходования средств за минувшие три года еще ни разу не случалось. Всего до 2020 года с помощью грантов планируется поддержать 443 начинающих фермера, построить и реконструировать 55 семейных животноводческих ферм. Все это позволит создать дополнительно около 1,5 тыс. рабочих мест.

Цена «бодается»

И как бы там ни было, проблем у оренбургских животноводов хоть отбавляй. Об этом же говорят сами животноводы, это признают в правительстве области. Из года в год переработчики и фермеры «бодаются» из-за цены: мясокомбинаты не готовы платить много за «сырье», животноводы жалуются на нерентабельность собственных хозяйств.

- Мясокомбинатам выгоднее покупать блочное мясо за границей, чем у нас выращенных в собственном регионе быков, - говорит с сожалением Владимир Семенов. – Нам обидно – за элитную скотину, которую мы выращиваем, комбинаты за кило живого веса дают одну, низкую цену, не различая по качеству и породе.

Как объясняют специалисты мясокомбинатов, потребитель не готов платить больше за мясо лучшего качества (что весьма странно, поскольку опыт показывает обратное. – См. материал «Фитнес-диета» от «Мясной деревни»). Спрос идёт только на самое дешёвое – корову. А потому переработчики и скупают импортное мясо, оно не самого худшего качества и на входе в Россию дешевле.

- Наш комбинат принимает только живой скот, у нас есть свой убойных цех. Но нам нет никакой разницы – герефорды это, казахская белоголовая или красная степная, цена для всех одна, - подтверждает начальник убойного цеха ОАО «Сорочинский мясокомбинат». - За кило живого веса КРС высшей упитанности мы даем 68 рублей, средней упитанности – 64 рубля, ниже средней – 54 рубля, за кило тощей – 35 рублей. При этом расценки подняли на 10 рублей по сравнению с ценами прошлого года. Мы ориентируемся на среднерыночные цены по стране. И они у нас довольно высокие. А по вкусу мясо особо не отличается, покупатель разницы не заметит: «мраморное» оно, как любят подчеркивать заводчики герефордов, или нет.

Зато ощутимую разницу чувствуют сами фермеры.

- Если проследить по затратам, прибыли – ноль. В 2009 году своих бычков мы покупали по 2 тысячи долларов за голову. Они были завезены из Канады. За сутки они прибавляют 1350 грамм. За два года дают примерно 1100 килограммов живого веса. Чтобы достичь таких результатов, нужен хороший корм определенного качества. А потому мы сами его заготавливаем, - рассказывает Владимир Семенов. - Имея 10 тыс. гектаров посевных площадей, занимаемся растениеводством. Затрачиваем большие средства на ГСМ, семена, удобрения и прочее, все это отражается на себестоимости мяса. Но достойной цены для нас сегодня нет. Надеемся на новое предприятие ООО «ОренБив», построенное по итальянской технологии, которое в скором времени будет запущено в нашем районе. Мы уже имеем договоренность с его руководством, а им нужно будет много сырья высокого качества.

Не берут мясокомбинаты и «молодняк», отказывают. Как ответила Алена Чадина, бухгалтер ООО «Ташлинский мясокомбинат», он ценится дороже, цена за кило доходит до 280 рублей. Не каждому по карману. Повысится соответственно цена на колбасу, изготовленную из молодого мяса, а значит, и реализовать ее будет сложнее.

На рынки сбыта не пробиться?

- Мы два месяца сидим без работы, - сообщает Ревхат Каримов, директор ООО «Тоцкий хладокомбинат», - хоть закрывайся. Не можем рассчитываться с поставщиками сырья – рынков сбыта нет, местная власть нас не слышит. Раньше, когда была дивизия – мы жили, работали. В сутки забивали до 30 голов. Собирали живность по всей области, нам не хватало. По линии Минобороны мясо отправляли и в Самарскую область, Нижний Новгород, Екатеринбург. Начинали свой бизнес в лихие 90-е, бойня была очень востребована. Работали и на Москву. А сейчас с введением торгов стало еще сложнее. Последний аукцион мы не выиграли, Московская область дала более низкую цену, и теперь по тендеру будет кормить Бузулукский дом-интернат для престарелых и инвалидов.

Трудности с реализацией почувствовали и сами животноводы. Особенно остро на фермерах отразились «льготные» условия Таможенного союза, благодаря которым значительно увеличились поставки мяса из Белоруссии – объем ввоза составляет 245,57 тонн (11,4 %). Но наиболее крупным поставщиком говядины является Бразилия - 1697,46 тонн (79 % от общего объема импортируемой говядины).

По словам Сергея Мирошникова, директора ГНУ «ВНИИМС», активно возрастающий ввоз в Россию бразильского мяса, прежде всего, связан с тем, что еще 20 лет назад, выходя на наш рынок, бразильцы создали мощную логистику и систему реализации продукции. Все это позволяет им держать одинаковую стоимость ввозимого бескостного мяса повсеместно в России, от Калининградской области до Дальнего Востока. В связи с этим эксперт подчеркнул, что сегодня в первую очередь необходимо говорить о развитии системы логистического обеспечения торговли на территории области.

Его поддержал Эдуард Берлин, член ТПП Оренбургской области - председатель совета директоров ОАО «Живая вода». Он поведал о том, что несколько лет назад эта тема обсуждалась в области на самом высоком уровне, и тогда говорили о создании мясного кластера. «Все было взаимосвязано в одном проекте, от поля до прилавка. Главный тезис той программы был таков: «ведущий фактор конкурентоспособности – это уровень партнероспособности». «На этом мы и споткнулись, - подчеркнул эксперт. – Региональной партнероспособности у нас в области нет!»

А вот еще. С 1 июля этого года в стране начал действовать запрет на подворный забой скота. Для собственного потребления резать живность не возбраняется, но для продажи мясо такого забоя поступать теперь по закону не должно. Россельхознадзор объясняет, что таким образом борется с распространением различных инфекций. Выход здесь один. По словам Олега Чернова, начальника отдела животноводства минсельхоза области, сейчас в каждом районе в срочном порядке строятся забойные пункты. Сейчас же придется прибегать к услугам имеющихся мясокомбинатов. Пока на сегодняшний день по приблизительным подсчетам в области имеется 76 убойных пунктов – большая часть из них находится в частной собственности. Они разбросаны по всей области, и чтобы попасть из одного села в другое, придется преодолевать не один километр. «Транспортные затраты при этом никто, скорее, учитывать не будет, а цена за кило живого веса так и останется», - сетуют сельчане. Такие неудобства грозят массовым сокращением скота в личных подворьях. На сегодняшний день численность КРС, свиней и овец в личных подворьях в общей сложности больше, чем в КФХ (в среднем в три раза), а по сравнению с СПХ – в 1,2 раза. В целом область может лишиться статуса «мясного» региона, а потребителю придется делать котлеты из заграничного мяса.

Численность скота растет неубедительно

«Как в стране, так и в области поголовье КРС сократилось, а последние 10 лет больше, чем в 2 раза», - констатирует заместитель директора по научной работе Всероссийского НИИ мясного скотоводства Россельхозакадемии Фоат Каюмов. Основные поставщики говядины сегодня – личные подсобные хозяйства. Они обеспечивают 62 % рынка страны. За 2013-й поголовье КРС в Оренбуржье увеличилось лишь на 1 %. Если на 1 января 2013-го было 638 тысяч, спустя год стало 644, 9 тысяч голов. Рост поголовья произошел в КФХ за счет выделения областных грантов, поясняют специалисты. Заметным стало сокращение количества свиней в регионе: статистика зафиксировала это в 2013 году по всем категориям хозяйств. В целом по области поголовье уменьшилось с 295 до 279, 9 тысяч.

- У населения и в КФХ спад по свиньям происходит из-за больших издержек, т. е. дорогих кормов, - констатирует Олег Чернов. – Но, с одной стороны, это хорошо, когда на подворьях и у фермеров свиное поголовье сокращается. Федеральное министерство нацеливает на то, что в приграничных территориях нужно уходить от выращивания свиней во дворах из-за угрозы заноса африканской чумы. Наша задача, чтобы как можно больше было поголовье на промышленных свинокомплексах закрытого типа.

По свинокомплексам общую цифру испортило в 2013 году банкротство крупнейшего в Сакмарском районе животноводческого комплекса «Тимашевский». На остальных ситуация сейчас, отмечают в региональном минсельхозе, вполне благополучная. Тем более и закупочная цена на свинину выровнялась. В течение 2012 года под напором мяса из других регионов цена килограмма живого веса упала с 95 до 68 рублей, с середины 2013-го начала снова расти и сегодня колеблется, но все же до 90 рублей доходит.

Снижается численность овец и коз. По словам Марата Сеитова, доктора биологических наук, профессора ФГБУ ВПО ОГАУ, до 90-х годов в области насчитывалось до 2,5 млн голов этих животных, а сегодня их численность, в частности овец, составляет лишь 281 тысячу (!), большая часть находится в личных подворьях. В связи с этим в текущем году была создана региональная Ассоциация овцеводов и козоводов, чтобы помогать решать насущные проблемы. Одна из которых, к примеру: прервана цепочка по развитию племенных пород.

- В августе соберем всех овцеводов и козоводов и будем решать эту проблему, тем более что есть энтузиасты, специалисты и ресурсы по осеменению. Возможно, тогда изменится ситуация, - надеется ученый.

Господдержки не хватает

- Без поддержки правительства области и страны мы не сможем нормально работать в  наших климатических условиях. Низкая урожайность кормовых и зерновых культур сказывается и на животноводстве, - сетуют фермеры.

Несовершенство мясной отрасли в регионе чиновники осознают. А потому, чтобы и в будущем Оренбуржье имело статус «мясной долины», решено поддержать большими дотациями тех фермеров, которые непосредственно занимаются мясным скотоводством. Теперь государственная несвязанная поддержка будет распределяться иначе, не как в прошлом году «всем поровну», а исходя из профиля хозяйств. Кто занимается только зерновыми культурами, получит меньше, кто держит скот и производит корма – по максимуму. Потому, как объясняют в правительстве, животноводство - это ведь не только продовольственная безопасность страны, но еще и социальный вопрос занятости сельчан в зимнее время.

Господдержка отрасли будет осуществляться посредством предоставления субсидий за  чет средств областного бюджета по различным направлениям: на маточное поголовье, содержащееся по технологии мясного скотоводства по системе «корова-теленок», при условии получения здорового теленка, на поставку товарного мясного скота и помесей для доращивания и откорма, на приобретение технологического оборудования. Но пока животноводы «довольствуются» малым.

- В наш район на развитие мясного скотоводства деньги еще не пришли, - отмечает Резеда Ягфаровна, главный бухгалтер МО «Асекеевский район». - Во втором полугодии мы должны получить свой лимит 1 279 100 рублей, но это маленькая сумма, рассчитанная только на содержание телят. Два года назад только на откорм наш район получил 5 млн рублей, теперь этой статьи нет.

- Сегодня господдержка мясного скотоводства заключается только в выплатах на содержание мясных телят по 2 тысячи рублей на каждого. На этом все, - подтверждает Сергей Лачинов, главный специалист по вопросам животноводства МО «Сакмарский район», – но это региональная поддержка. На сегодняшний день мясных телят в районе насчитывается 1003, а общая численность мясного скота – 9200 голов. Из федерального бюджета на развитие мясного скотоводства пока ни копейки не получили, но, возможно, это будет сумма не меньше региональной. Существенно снизились дотации на содержание свиней, если раньше мы получали 9 рублей на 1 килограмм живого веса, то теперь – 4 рубля. Очень маленькая сумма. Ведь чтобы вырастить одного поросенка, нужна тонна фуража, это 6-7 тысяч рублей, плюс расходы на вакцинацию и прочее.

По словам генерального директора Национального союза производителей говядины Дениса Черкесова, дальнейшее развитие мясного скотоводства зависит от многих факторов, «но я бы выделил три основных взаимосвязанных фактора: уровень государственной поддержки, доступность кредитных ресурсов и уровень рентабельности в отрасли».

В новой Государственной программе развития сельского хозяйства на 2013–2020 годы на развитие мясного скотоводства из федерального бюджета выделено средств в объеме 65,4 млрд рублей. В частности, в текущем году предусмотренные из федерального бюджета 3,15 млрд руб. будут распределены между 53 субъектами РФ. Оставшиеся 1,3 млрд руб. пойдут на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам в рамках подпрограммы «Развитие подотрасли животноводства, переработки и реализации продукции животноводства». Новым порядком субсидирования инвестиционных кредитов предусмотрена возможность получения субсидируемых кредитов на мясное скотоводство до 15 лет. Заложенные госпрограммой меры поддержки развития мясного скотоводства должны обеспечить прирост поголовья мясных пород к 2020 году до 3,6 млн голов, при этом доля высококачественной говядины от мясного скота в общем объеме производства крупного рогатого скота должна вырасти до 24 %.

- Для развития мясного скотоводства и достижения поставленных целей мы анализируем текущую ситуацию и будем при необходимости предлагать новые инструменты стимулирования роста производства высококачественной говядины, в том числе дополнительные меры государственной поддержки, гарантирующие минимальный уровень рентабельности в отрасли, - пояснил эксперт.

Перспективы есть!

В Оренбуржье именно в мясном секторе наметилась реализация ряда приоритетных инвестиционных проектов. Общий реестр насчитывает 22 проекта, правда, 4 из них касаются мясного скотоводства. Это «Реконструкция и модернизация мясных ферм и откормочных площадок для производства и первичной переработки 1600 тонн мяса и мясопродуктов крупного рогатого скота в год» в Адамовском районе и 3 проекта Саракташского района: «Строительство 5 откормочных площадок и производство на убой ежегодно 27 000 голов» и «Строительство селекционно-генетического центра на 5820 свиноматок», «Убойное производство КРС в с. Черный Отрог». Было больше, но часть из них не выдержала испытания жесткой экономикой.

- У мясного скотоводства есть множество перспектив, ведь собственное производство за год подросло всего на 4 %, - отметил министр сельского хозяйства России Николай Федоров на агропромышленном форуме «Приволжский день поля», прошедшем в июле в Оренбурге. – Благодаря целому комплексу мероприятий, доля импорта мяса в Россию по сравнению с прошлым годом сократилась почти на треть.

- Прирост мясного скотоводства в стране возможен только при соблюдении определенных условий, - возражает Денис Черкесов. – Назову лишь несколько. Первое – с точки зрения привлечения инвестиций эта подотрасль является наиболее инерционной, особенно в сравнении с другими отраслями сельского хозяйства, что связано с труднодоступностью кредитных ресурсов и большим сроком окупаемости проектов. Поэтому необходим комплекс системных мер, позволяющих обеспечить устойчивое развитие мясного скотоводства в долгосрочной перспективе.

Второе - отсутствие современной инфраструктуры в отрасли. Ключевыми направлениями развития инфраструктуры должны стать: формирование цивилизованного рынка по продаже скота (скотные биржи), логистическая инфраструктура, переработка (убой и первичная переработка), идентификация скота, стандарты на высококачественную говядину, современное племенное животноводство. Формирование логистической инфраструктуры подразумевает создание в приоритетных регионах современных мощностей по убою, переработке и транспортировке скота, необходимых отрасли. Третье – нехватка специалистов. Как и другие отрасли сельского хозяйства в нашей стране, мясное скотоводство испытывает кадровый голод. Не секрет, что на некоторых крупных проектах в мясном скотоводстве работают американские специалисты, причем не только в качестве управленцев высшего звена, но и как обычные работники на фермах, настоящие ковбои. Я вижу в этом только положительную сторону, так как рядом с зарубежными специалистами работают российские и перенимают опыт. А научиться, поверьте, есть чему.

Но, как говорится, осталось дело «за малым»: учесть все вышесказанное и выстроить грамотную цепочку взаимодействия от фермера до конечного потребителя.

Елена Булгакова.