РЕЗУЛЬТАТЫ ОПРОСОВ ЧИТАТЕЛЕЙ*:
* - ежегодный опрос ТПП Оренбургской области

Юридическое сообщество недоумевает...

В Государственной Думе полным ходом идет процесс объединения высших судебных инстанций – судов общей юрисдикции и арбитражных судов. К сожалению, данная тема начала обсуждаться в профессиональном сообществе в середине 2013-го только тогда, когда соответствующий законопроект уже был внесен в ГД. И не потому, что обсуждать никто не хотел, а потому, что еще год назад о таком объединении вообще никто не говорил. Напомню: в 2012-м была принята госпрограмма «Юстиция», в которой ничего не было сказано о такой реформе, так что мотивы проведения реформы в таком скоротечном виде неизвестны.

К сожалению, скорее всего, все возмущения по этому поводу сойдут на нет после объединения, поскольку, собственно говоря, и обсуждать будет нечего. Высший арбитражный суд уйдет в историю. Давайте посмотрим, что мы приобрели благодаря тому, что он был, и что мы можем потерять, когда его не станет.

Система арбитражных судов выстроена и работает очень эффективно с точки зрения доступности правосудия, возможности обеспечить его открытость и профессионализм. В арбитражных судах была создана определенная школа и стиль, и во многом это заслуга именно ВАС.

Под руководством ВАС была создана (с точки зрения профессионального юриста) работающая система, «заточенная» на облегчение работы участников судопроизводства, предохраняющая от ошибок и препятствующая злоупотреблениям в ходе процесса.

Так, успешно действует банк данных вынесенных по любому арбитражному делу судебных актов, включая судебные акты об отложении, перерывах в судебных заседаниях, что, во-первых, позволяет сторонам быть своевременно уведомленными о предстоящем заседании, знать о том, в каком положении находится контрагент, понимать как продвигается дело, иметь представление о правоприменительной практике конкретного судьи.

В арбитражных судах создана реально работающая система аудиофиксации судебных заседаний, что является важной гарантией соблюдения права на судебную защиту и не допускает злоупотреблений как со стороны участников процесса, так и со стороны самого суда - участник процесса может за небольшую плату получить диск с аудиозаписью. Также действует система подачи в суд документов в электронном виде, что немаловажно ввиду возможного нахождения сторон по делу по всей стране.

Высший арбитражный суд интенсивно занимался обобщением судебной практики, разъяснением положений законов, тем самым своевременно реагировал на социально-экономические изменения, происходящие в обществе. При этом судьи ВАС регулярно принимают участие в различных семинарах, заседания пленумов ВАС транслируются в Интернете, следовательно, логика и тенденции развития правоприменительной практики были понятны и предсказуемы. Кроме того, что немаловажно, в отличие от судов общей юрисдикции правовые позиции ВАС были обязательны для нижестоящих судов, что играло важную роль в единообразии применения норм права.

Иное мнение у представителей судов общей юрисдикции относительно открытости правосудия. Вот выдержка из интервью председателя Омского областного суда В. А. Яркового, опубликованного на сайте pravo.ru: «...открытость в том виде, в котором мы ее имеем сейчас, достигла чрезмерных размеров. Мы выкладываем все решения на сайт, любой человек может туда заглянуть. Зачем? Мне это непонятно. Мы же знаем, что люди не очень этим интересуются. Это интересует только тех, чьи интересы непосредственно затронуты конкретным делом. Но эти люди имеют предусмотренный процессуальным законодательством доступ ко всем материалам дела». Комментарии излишни...

Заместитель председателя Высшей квалификационной коллегии судей РФ, профессор юрфака СПбГУ Валерий Мусин (являющийся авторитетом для Владимира Путина, как признался сам президент), относится к объединению высших судов "с пониманием и одобрением". «Арбитражные суды и суды общей юрисдикции иногда по-разному толкуют одни и те же нормы. Это недопустимо,— отметил господин Мусин.— Чтобы исключить такие ситуации, нужно объединить верхушку, и самый верховный суд будет обеспечивать единообразное толкование одного и того же закона». (Дайджест газеты "Коммерсант" от 3 октября 2013 года).

Спрашивается, если вопрос в единообразии, то для чего для этого ликвидировать ВАС, если просто необходимо было разработать регламент принятия совместных постановлений пленумов? Очевидно, мы не ищем легких путей.

Профессиональное сообщество выступило с резкой критикой законопроекта, ведущими юридическими компаниями страны было даже написано соответствующее коллективное письмо. Но... кто их читает, эти письма - реакции не последовало.

Главная проблема объединения судов кроется даже не в самом факте объединении, а в том, как это было сделано — в одночасье, причем так, что в объединении заложена скрытая пружина для новой, неминуемой реформы. А ход нынешней, на мой взгляд, кроме прочих негативных последствий, лишь снизил уровень уважения к судам и судьям, ведь что это за ветвь власти, которую можно расформировывать, объединять, загонять куда-то в таком авральном режиме? На мой взгляд, проблема не требовала такого скоропалительного решения, в системе не было «пожара», который необходимо было тушить такими методами.

В профессиональной среде ходит масса «конспирологических версий», в том числе о том, что арбитражный суд иногда шагает «не в ногу» с общей линией. Это проявилось в деле ЮКОСа, где выявилось различие в логике между решениями по арбитражным делам, по которым ЮКОСу была доначислена задолженность по налогам, и приговорам суда общей юрисдикции самому Ходорковскому, где прописано, что он эту нефть украл. Неприятность произошла и при привлечении к ответственности за пиратство активистов «Greenpeace». Дело в том, что пиратство возможно только в отношении судна, а в 2009 году владелец платформы ООО «Севморнефтегаз» (будущее «Газпром нефть шельф»), чтобы вернуть НДС в сумме 5 миллионов рублей, через Арбитражный суд добилось признания «Приразломной» стационарным объектом, а не кораблём. Если предполагаемые пираты напали на морское судно, то, получается, 5 миллионов его владельцу зря вернули. А если вернули правильно, так с пиратством не получается — обвинение активистам пришлось срочно корректировать на «хулиганство», а виноват опять Арбитраж?

Если и предположить, что объединение высших инстанций было необходимо, то оно должно было стать, по всей вероятности, верхушкой айсберга под названием «реформа судебной системы», подводная часть которого - это единое процессуальное законодательство, решение вопросов с техническим оснащением судов общей юрисдикции, решением проблем с открытостью и доступности к информационным системам в них, принципами формирования кадрового резерва. С них и начинать, наверное, надо было — тогда последующее объединение высших судебных инстанций было бы логично и понятно. В данной ситуации делается все наоборот: стремлением выстроить «вертикаль» не только в исполнительной, но и судебной власти, следовательно, облегчить контроль над системой?